Потомок Миклухо-Маклая — о том, зачем он едет к папуасам спустя 150 лет после легендарного путешественника

Петербуржец, один из родственников этнографа Николая Миклухо-Маклая, намерен повторить экспедицию предка и добраться до Папуа — Новой Гвинеи. Там он планирует встретиться с потомками папуасов, среди которых жил исследователь XIX века, и вместе с учеными заново исследовать регион.

Потомок этнографа, которого также зовут Николай Миклухо-Маклай, рассказал «Бумаге», почему нужно проехать полмира, чтобы послушать легенду папуасов, и что исследователи хотят узнать о племенах, полторы сотни лет назад живших в «каменном веке».

 


Николай Миклухо-Маклай

 

«В то время никто не осмеливался посещать этот регион: там было много людоедов»

Мы будем добираться до Папуа — Новой Гвинеи на автомобилях и пересекать всё на паромных переправах. Конечно, это не является путем Николая Николаевича Миклухо-Маклая, он добирался по морю. Но мы выбрали автомобили, чтобы, пока мы едем по России, проводить мероприятия, связанные с повышением этнокультурной грамотности населения. Мы хотим показать многоликий портрет страны.

Среди трех экипажей — профессиональные путешественники, ученые. Нас поддерживает Федеральное агентство по делам национальности: с ними мы будем согласовывать передвижения по России. Дальше поедем через Китай, Лаос, Малайзию, Индонезию, Папуа — Новую Гвинею и выйдем к берегу Маклая.

Миклухо-Маклай фактически первый этнограф, и он показал, что это действительно интересная наука. Почему Папуа — Новая Гвинея? Николай Николаевич выбрал второй по величине остров Земли, потому что регион был никем не изведан и люди там жили в «каменном веке». Там находится 700 небольших народностей. При этом одно племя говорит на одном языке, но если мы пройдем 5–7 километров, то услышим уже другое наречие, а если еще дальше — то и другой язык. С точки зрения науки это уникально.

Кроме того, в то время никто не осмеливался посещать этот регион: там было много людоедов. Многие миссионеры, пытавшиеся его осваивать, бесследно пропали. В племени, в котором был Николай Николаевич, не было каннибалов, но, разумеется, опасность существовала. В своих дневниках он писал, что его безопасность заключалась в его беззащитности. Он говорил, что у не было агрессии к папуасам, поэтому они не пытались его убить.

«В племенах Океании существует эксклюзивное право на легенду»

Большая часть его материалов, которые были переданы безвозмездно Миклухо-Маклаем, а в дальнейшем и нашей семьей, хранится в Русском географическом обществе, в Кунсткамере и МГУ. С тех пор в том регионе периодически проводились экспедиции. Благодаря этому мы сможем провести научное исследование и проследить изменения, которые происходили в течение последних 150 лет — начиная с «каменного века», в котором был Миклухо-Маклай, когда не было даже письменности.

Чтобы подробно исследовать Папуа — Новую Гвинею, нужно погрузиться в процесс, слиться с культурой, делать какие-то заметки, то есть находиться там минимум три месяца. Для этого туда едут ученые Андрей Туторский из МГУ и Арина Лебедева из Кунсткамеры.

Мы возьмем около 50 рисунков и фотографий того региона и будем делать опрос среди папуасов, смотреть, что изменилось, что они используют сейчас. Это позволит понять, в какой ситуации сейчас находятся племена, как на них повлияла среда, время или какое-то внешнее воздействие.

Туземное святилище. Рисунок Николая Миклухо-Маклая (1872 год)

Кроме того, мы подготовили барельеф, на котором Николай Николаевич рисует первого папуаса, которого он встретил, Туя. А мы встретимся с его потомком — Гасомом, который хранит легенду о Маклае. В племенах Океании существует эксклюзивное право на рассказ легенды: только та семья, которая ее знает, может рассказывать в полной мере, а другая — нет, иначе она нагонит на себя злых духов. Легенда о Миклухо-Маклае передается уже 146 лет — столько времени прошло с первой высадки Николая Николаевича на острове.

Частично мы будем общаться на английском, но язык племени, бонгу, мне придется тоже подучить.

«У вас фамилия такая интересная, в честь улицы назвали?»

Я буду две-три недели в Папуа — Новой Гвинее, а потом поеду в Австралию к родственникам, мы со всеми держим связь. Дело в том, что Николай Николаевич женился на Маргарет, дочери генерал-губернатора Австралии, — у них родились двое сыновей, и потом семья переехала в Петербург. Здесь Миклухо-Маклай скончался, и Маргарет увезла сыновей обратно в Австралию. Так появились две ветки — австралийская и российская.

Безусловно, о великом путешественнике мне рассказывали в семье: я с этим родился и многие вещи о нем знал с детства. В нашей семье были не только этнографы, но и геологи, востоковеды, железнодорожники и превосходные специалисты в других областях. Я и вся российская ветка — от старшего брата, Сергея Николаевича. Он и Николай Николаевич были погодками, оба родились в Окуловке Новгородской области. Из потомков — носителей фамилии по мужской линии в России остались мой отец, я и мои сыновья.

По образованию я экономист телекоммуникаций, некоторое время занимался предпринимательством и много путешествовал. В конце 2016 года начал работать Фонд сохранения этнокультурного наследия имени Миклухо-Маклая, директором которого я являюсь. Мы открыли его при поддержке научного сообщества, Федерального агентства по делам национальности и Русского географического общества. Цель фонда — сохранение этнокультурного наследия народов России, укрепление духовности общества и содействие науке.

Если раньше молодежь знала о Миклухо-Маклае, то сейчас, например, когда приезжаю в гостиницу в Москве, мне говорят: «У вас фамилия такая интересная, в честь улицы назвали?». Необразованность, к сожалению, есть. Она связана, может быть, не только с людьми, но и с тем, что мы сами забываем правильным образом подавать информацию. Наша задача это исправить.

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.

НОВОСТИ

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.