«Бороться необходимо с теневой экономикой, а не с криптовалютами»: Юлия Вымятнина — о главных вопросах к цифровой валюте

Что такое криптовалюты, могут ли они считаться настоящими деньгами и почему государства их опасаются — рассказывает Юлия Вымятнина, профессор факультета экономики Европейского университета, лауреат премии имени профессора Б.Л.Овсиевича.
Все началось в 2009 году с биткоина. На данный момент отмечается всего 685 криптовалют, из них 8 появились в апреле. Возникновение криптовалют вызвало у экономистов множество вопросов. Для экономиста-теоретика заострился вопрос о том, можно ли считать криптовалюты деньгами. В какой степени это так? И где границы между деньгами, электронными деньгами и криптовалютами? Для экономиста-практика возникают вопросы, относящиеся уже к будущему: повлияют ли криптовалюты на эффективность денежных единиц и на работу Центробанка, в особенности на его регуляторную функцию? Повлияют ли они на стабильность платежной системы и на финансовую систему?

Криптовалюты — это настоящие деньги?

Начнем с вопросов, которые криптовалюты поставили перед экономистами-теоретиками. Прежде всего, это вопрос о том, можно ли считать криптовалюты деньгами. Есть разные определения денег, но наиболее принятое сейчас заключается в том, что деньги имеют три функции — функцию средства обращения, функцию единицы счета и функцию средства сохранения стоимости.
Как изменялись деньги? С точки зрения стандартной экономической мысли, сначала был бартер. Но это было неудобно, и какой-то определенный товар стал выполнять функцию денег, то есть начал обмениваться на все товары и услуги, и все охотно его принимали. Таким товаром в разных регионах мог быть скот, зерно, табак, шкуры. Но стало понятно, что товар не всегда бывает удобно делить, поэтому появились монеты. Монеты изготавливались из драгоценных металлов, что делало мешочек с золотом, во-первых, тяжелым, а во-вторых, превращало его в цель грабителей. Тогда появилась идея обмениваться не золотом, а расписками, подтверждающими право на владение этим золотом. Возникли бумажные деньги с обеспечением, постепенно от обеспечения отказались, и появились кредитные деньги — те деньги, которыми мы привыкли пользоваться. Они имеют ценность только в силу их государственной природы, а также в силу того, что мы договорились их использовать и верить им. Потом появились электронные деньги. Экономисты — и практики, и теоретики — определяют электронные деньги как хранение денежных единиц. Электронные деньги всегда связаны с предоплатой: это особая карта или особый программный продукт, который позволяет совершать оплату товаров и услуг, становится средством обращения и позволяет хранить эти денежные средства (то есть здесь присутствует сохранение стоимости).
Может ли криптовалюта служить средством сохранения стоимости? Скорее всего, вряд ли. Даже те сервисы, которые принимают оплату биткоином, устанавливают цену, привязанную к существующим национальным валютам
Можно ли сравнить электронные деньги с криптовалютами? Криптовалюты — это тоже некие денежные единицы электронной формы. Но если задуматься о принципах предоплаты, то электронные деньги вы сначала должны откуда-то взять и внести в соответствующую процентную систему, а криптовалюту можно получить, купив по биткоину, или заработать. Здесь уже появляются интересные отличия. Возможность совершать оплату присутствует и там и там. Но может ли криптовалюта служить средством сохранения стоимости? Скорее всего, вряд ли. Даже те сервисы, которые принимают оплату биткоином, устанавливают цену, привязанную к существующим национальным валютам.
Если обобщить бурные дебаты за и против, то можно прийти к следующему выводу. Те, кто говорят, что биткоин — это валюта, основывают свои рассуждения на том, что у него есть функция средства обращения, хотя она и действует в сфере ограниченного круга лиц. К тому же у числа криптовалют ограниченное предложение — это хорошая с точки зрения денег особенность. И среди тех, кто пользуется криптовалютами, есть к ним доверие. Аргументов в пользу того, что криптовалюты — это не деньги или еще не деньги, достаточно много. Во-первых, многие заостряют внимание на том, что круг пользователей криптовалют очень мал. Во-вторых, многие указывают на то, что криптовалюту ввело не государство. Здесь я хочу отметить, что нигде не говорится о монополии на производство денег государством, но это само собой подразумевается. Поэтому в некотором смысле аргумент о том, что криптовалюты не валидированы государством, сам себе противоречит, а именно — противоречит тому определению денег, которое принято в экономических кругах.
Следующий вопрос касается ликвидности: насколько действительно можно использовать криптовалюты и насколько быстро их можно менять на что–то другое без потери стоимости? У криптовалют есть проблема с функцией накопления, и многие подчеркивают, что это не единицы счета. И если бы биткоин оказался единицей счета, то тогда возникла бы проблема дефляции [состояние экономики, при котором уровень инфляции опускается ниже нуля, характеризующийся снижением стоимости товаров и услуг]. Почему? Потому что предложение ограничено. Когда все возможные биткоины будут выпущены, а товаров и услуг у нас будет все больше, цена биткоина будет тоже расти. Почему это плохо? Во–первых, есть техническая проблема: если цены снижаются, а биткоин делим практически до бесконечности, то считать будет неудобно (все-таки мы предпочитаем иметь деньги, в которых удобно считать). Именно поэтому проводят изменения валют: денежную единицу делят на 1000 или иным образом. Технически возникает необходимость каких-то конвертеров.
Во-вторых, если биткоин оказывается единицей счета, в том числе мы выплачиваем в нем зарплату, то когда цены снижаются и мы столкнемся со следующим: зарплата в большинстве случаев снижаться не будет. Доминантой экономического мышления стала мысль о том, что люди не склонны соглашаться на более низкую зарплату. Это будет означать, что издержки на рабочую силу в такой условности, где биткоин будет использоваться, начнут расти, и это означает, что будет расти безработица.
Криптовалюты можно назвать деньгами с разного рода оговорками, но для небольшой группы людей, и все эти люди пользуются криптовалютами только наряду с традиционными валютами
Если мы посмотрим на некоторую статистику, то год назад было зарегистрировано 40 миллионов биткоин-кошельков, но только на 1,5 миллиона лежало больше, чем 1/1000 биткоина. Это не так уж и много. Теперь посмотрим, какое количество операций проводится с биткоином: до 60 % обменов на китайский юань и 30% — на доллар США, далее идет обмен на евро, британский фунт стерлингов и остальные валюты. Если это и может представлять угрозу для какого-либо денежного обращения, то это будут США или Китай. По всему миру не так много компаний, которые принимают криптовалюты в обмен на товары и услуги — их всего несколько тысяч, а в масштабах мировой экономики это совсем не много. Поэтому сейчас доминирующий вывод среди экономистов заключается в том, что криптовалюты можно назвать деньгами с разного рода оговорками, но для небольшой группы людей, и все эти люди пользуются криптовалютами только наряду с традиционными валютами. Пока нет подтвержденного факта, что кто-то полностью перешел на криптовалюты.

О влиянии криптовалют на платежную систему

Гораздо интереснее то, что принесли с собой криптовалюты с точки зрения платежной системы. Традиционная платежная система практически не изменилась по смыслу со времен банковской практики Средневековья (а если посмотреть еще раньше, то и с практики Древнего Востока). Основана она на том, что все сделки учитываются в определенном реестре. Каждый банк ведет такой реестр и каждый банк входит в какую-то систему клиринговых [безналичных] расчетов. Это значит, что есть банк, стоящий уровнем выше, который осуществляет учет сделок между другими банками, есть Центральный банк, который в каждой стране является большим банком для всех, и есть отдельные клиринговые международные институты. Вся система построена на том, что обязательно ведется какой-то общий учет всех происходящих сделок. И в такой системе вполне может возникнуть вопрос недоверия: насколько отдельные банки и клиринговые центры аккуратно ведут свои расчеты?
Мы традиционно привыкли, что банки могут осуществлять платежи, но это не значит, что так должно быть всегда. В этом смысле криптовалюты представляют довольно интересную технологию
Криптовалюты интересны тем, что они предполагают децентрализованную платежную систему. У нас нет какого-то одного банка, все распределено между самими участниками. Должен быть некоторый алгоритм, который опирается на общее согласие участников. Для того, чтобы этот алгоритм был рабочий, необходима проверка, которая требует определенных затрат. И как бы хорошо ни был написан алгоритм, всегда должен быть продуман механизм решения споров. Возникновение таких ситуаций доказывает, что механизм, который будет регулировать эту единственную децентрализованную систему, скорее всего, будет централизованным. Это ставит еще один вопрос: может ли такая система оставаться полностью децентрализованной и если да, то как долго? Здесь вопрос доверия решается тем, что любой участник сети имеет доступ к проверке сделок. В этом случае сделки проходят напрямую между участниками, которым не нужна трехступенчатая банковская система, а отдельные участники сети отвечают за валидацию.
Технология, на которой построена такая децентрализованная платежная система, может быть использована не только для криптовалют. В частности, она может быть использована и государством для создания платежной системы, которая не будет зависеть от банков. Фактически это помогло бы решить проблему, которая в английском называется too big to fail — слишком крупный банк для того, чтобы позволить ему обанкротиться. Одна из идей, которая циркулирует в экономических кругах после кризиса 2008 года, предполагает возможность отделения платежной системы от прочей банковской деятельности. Мы традиционно привыкли, что банки могут осуществлять платежи, но это не значит, что так должно быть всегда. В этом смысле криптовалюты представляют довольно интересную технологию.
Криптовалюты интересны с точки зрения того, что открывают новые возможности для переустройства платежной системы на международном уровне и внутригосударственном, и заставляют задуматься о том, какую роль должны играть банки в экономике
Кроме того, эта технология может быть использована не в рамках отдельного государства, а в рамках международного банковского сообщества, что позволит эффективно проводить международные платежи. Сейчас платежи проводятся с помощью общей системы SWIFT (http://www.swift.com/index.page?lang=en), которая была создана около 40 лет назад. Несмотря на то, что эта система единая и процесс в ней децентрализован, возникает много ошибок и задержек. В связи с этим основатель компании Earthport (http://www.earthport.com/) в Лондоне Хэнк Уберой считает, что подобная технология может убедить разные банки перейти на нее. Поскольку он сам был участником банковской системы, то хорошо представляет себе, что сейчас проще и быстрее доставить товар из одной точки мира в другую, чем перевести туда деньги, несмотря на все электронные платежные системы. Поэтому он разработал децентрализованную платежную систему для банков-участников, которая позволяет проводить платежи между теми банками, которые участвуют в ней. Хэнк Уберой предполагает, что ему удастся завлечь в систему большую часть крупных банков. В любом случае, это хороший пример реализации идеи, которая показывает, как применить новую технологию для традиционных банковских сделок.
Криптовалюты интересны с точки зрения того, что открывают новые возможности для переустройства платежной системы на международном уровне и внутригосударственном, и заставляют задуматься о том, какую роль должны играть банки в экономике.

О видах мошенничества с криптовалютами

Насколько алгоритм, который предлагают криптовалюты, в частности, платежи биткоином, устойчив к проблеме мошенничества? Сначала предполагалось, что мошенничество возможно только в том случае, если 50 % +1 % участников сети некоторое продолжительное время будут действовать сообща и смогут внести в сеть неправильную информацию. Важно еще то, как этот мошенник расположен в сети: если у участника А есть 5 %, но он расположен в центре и общается со многими участниками, то для этого участника будет проще совершить фейковую сделку, нежели для участника B, имеющего 10 %, но находящегося на отшибе системы.
Криптовалюты похожи на деньги тем, что и здесь все держится на доверии и честном функционировании платежной системы.
Есть также возможность получать большее вознаграждение, чем предполагается по некоторой справедливости. Скажем, кто-то успешно завершил операцию проверки и не сообщил об этом сразу, а начал проверку какой-то следующей операции. Такая теоретическая возможность была смоделирована, и выяснили, что в этом случае необходимо контролировать не менее трети ресурсов сети, чтобы от такой стратегии получить выигрыш. И дальше возникает вопрос: если будет наблюдаться такая тенденция, когда участники придерживают информацию или находятся в центре сети, получая вознаграждение пропорционально большее, то как выйти из этой ситуации? Есть два ответа: либо посчитать, что система несправедлива и участник выпадает из нее, либо начать стратегическое объединение в пулы.
Это большое подспорье для исследования, касающееся теории игр, сетевых теорий. Можно изучать, какие стратегии могут быть использованы и какие из них могут быть выигрышными, а какие могут разрушить сеть. На основе этого можно утверждать, что криптовалюты похожи на деньги тем, что и здесь все держится на доверии и честном функционировании платежной системы.

Криптовалюта и кредиты

Какие вызовы криптовалюты ставят перед практикующими экономистами, перед регуляторами, перед государством?
Во-первых, не угрожает ли это ведению кредитной политики? Денежная кредитная политика с точки зрения экономиста — это управление уровнем цен в стране, уровнем инфляции засчет изменения спроса и предложения денег путем изменения ключевой ставки ЦБ. Изменение такой ставки приводит к тому, что банки пересматривают свои ставки по депозитам, а это ведет к изменению уровня цен, что влечет за собой соответствующее изменение выпуска. Самое важное здесь — это спрос на деньги и то, что частично допускается спрос на кредит. В данный момент сложно представить себе выдачу кредита в криптовалютах внутри сообщества. Речь идет о создании кредита, как это делают банки, когда для обеспечения кредита создаются новые деньги. В криптовалюте невозможно создать в силу наличия дополнительного спроса дополнительные единицы. Если ЦБ может прогнозируемо предсказывать какой-либо спрос на деньги при изменении ставки процента, то он проводит осмысленно денежно-кредитную политику.
Если криптовалюта, как и сейчас, занимает в объеме платежей очень маленькую часть, то Центробанки вообще могут не волноваться и не запрещать криптовалюты. Но если гипотетически предположить, что криптовалюты займут большую долю в рамках общего объема платежей, то это станет действительно большим вызовом для денежно-кредитной политики. И поэтому ЦБ все же следят за тем, что происходит с криптовалютами, а в Англии с большим интересом их всесторонне изучают. ВРЕЗКА: Если гипотетически предположить, что криптовалюты займут большую долю в рамках общего объема платежей, то это станет действительно большим вызовом для денежно-кредитной политики
Второе – это платежная система. Традиционная платежная система отличается четырьмя основными рисками: кредитный риск, когда какой-то банк в этой системе вдруг оказывается не платежеспособным и у него возникают крупные долги по отношению к другим участникам системы, в этом случае система становится неустойчивой; риск ликвидности, когда банк способен к выплатам, но в данный момент у него нет денег, это как раз тот случай, когда ЦБ должен выйти на сцену и поддержать этот банк; операционный риск, когда банк по техническим причинам не в состоянии проводить операции; риск мошенничества.
В задачи ЦБ входит обеспечение работы платежной системы, поэтому он помогает банкам в поддержании их ликвидности. Если же мы переходим к децентрализованной системе, то ликвидный риск исчезает и существенно снижается операционный риск, так как мы используем другие технологии: если один участник временно выпал из системы платежей, ничего криминального не происходит, потому что платеж проводится другими участниками. Мошенничество, как мы уже сказали, трансформируется в принципиально иные виды, и если платежная система действительно трансформируется в эту сторону, то основная роль ЦБ будет состоять в том, чтобы бороться с возможным мошенничеством.

Криптовалюта как альтернатива банковской системе

Возникает вопрос о стабильности банковской системы: можно ли построить банковскую систему не на основе доллара, а на основе криптовалюты? Если строить систему со 100 % резервированием, то это будет обычной платежной системой. Строго говоря, это одна часть банковской деятельности и она вполне возможна. Но если представить себе систему с частичным резервированием, то очевидно, что чем распространеннее будут криптовалюты, чем больше на них будет спрос, тем больше будет у банков стимулов давать кому-то взаймы имеющиеся у них криптовалютные депозиты. И в какой-то момент неизбежно, как показывает история, в этой банковской системе сработает желание выдать больше, чем есть. Прослеживаются прямые аналогии с неограниченным выпуском банкнот банками в XIX веке, когда была свободная банковская система в Великобритании и США. В этом случае, если система будет основана не на национальной денежной валюте, а на криптовалюте, которую ЦБ не контролирует, то в случае кризиса ЦБ не сможет ничего сделать.
Второй вопрос, который обсуждается: не заменят ли криптовалюты полностью банковскую систему? Да, они могут заменить платежную часть, но вряд ли они смогут заменить систему кредитования именно в том виде, в котором она существует, за исключением тех случаев, когда алгоритм генерирует дополнительные единицы криптовалюты, если существует такой спрос. Но это уже приближение криптовалют к тем деньгам, которые мы имеем сейчас.
Вопрос, который волнует Центробанки (они после кризиса отвечают не только за платежную систему, но и за финансовую стабильность в целом в стране): когда возникают риски?
Ответ:
1. если много вложений в криптовалюты по сравнению с вложениями в другие активы;
2. если те, кто вложились в криптовалюты, заняли где-то дополнительные средства;
3. если системно важные институты вложились в криптовалюты;
4. если распространились производственные контракты на криптовалюты в значительных объемах.
Это все те риски, которые привели к кризису 2008 года. Если они в данном случае в качестве основного актива будут подразумевать криптовалюты, то это действительно возможно. Это еще один повод для ЦБ, чтобы следить за тем, что происходит с криптовалютами.

Реакция государства на криптовалюты

Ставится вопрос также о том, что криптовалюты нужно запретить ввиду их непрозрачности и неподконтрольности государству, анонимности и их якобы влияния на развитие теневой экономики. Если сравнить общий объем, где генерируется биткоин с общим объемом теневой экономики, при этом исключая Китай и США, то мы можем отметить отсутствие какой-либо четкой связи между этими явлениями. Говорить об анонимности криптовалют можно с той же долей уверенности, что и об анонимности наличных денег: они тоже анонимны до тех пор, пока мы не снимем отпечатки пальцев с каждой банкноты. Бороться необходимо с теневой экономикой, а не с криптовалютами.
Какая бывает реакция у государств на криптовалюты? Запретить, как в России и Китае. Встраивать каким-то образом в систему отчетности и регулирования в виде финансового актива или нового типа денег, как в Германии, где биткоин определен как частные деньги. Всесторонне изучать, как Великобритания. Не вводить, как ряд стран, на них ограничение, а лишь предупредить граждан об опасности проведения сделок с криптовалютами.
Бороться необходимо с теневой экономикой, а не с криптовалютами
Можно сказать, что криптовалюты — это частные деньги. Платежная система и новые технологии, сеть участников с различными интересами — все это является большим предметом для изучения обсуждения с точки зрения экономики. Мы видели, что можно уточнять определение денег, как это ни смешно, это все еще актуально, можно рассматривать соотношение банковской платежной и финансовой системы, то есть изучать возможные варианты трансформации и разграничения этих систем, например, выводы платежной системы за рамки банковской, анализировать возможные стратегии участников сети криптовалют, строить различные прогнозы и практически встраивать криптовалюты в систему регулирования, поскольку это явление появилось, и государство оставить его совсем без внимания не может.

До 18 июня можно сдать дистанционный вступительный экзамен на Факультет экономики Европейского университета в Санкт-Петербурге

ГЛАВНЫЕ НОВОСТИ