Лабораторная работа: как бизнес помогает образованию?

Компания JetBrains открывает на математико-механическом факультете СПбГУ собственную лабораторию. «Бумага» узнала, зачем большому бизнесу вкладываться в образование и сможет ли небольшая учебная лаборатория остановить «утечку мозгов».


Фото: Катерина Гаврило / «Бумага»

В одном из корпусов математико-механического факультета СПбГУ, которые местные завхозы любовно называют «кубиками», после ремонта и модернизации заработает лаборатория JetBrains. Это уже не первый образовательный проект компании. Совместно с «Яндекс» JetBrains создала Computer Science Center, в котором проводятся дополнительные курсы по современной информатике, анализу данных и разработке программного обеспечения. Кроме того, компания поддерживает кафедру математических и информационных технологий Академического университета РАН и проект Анатолия Шалыто из ИТМО — «Сохраним в университетах лучших», который заключается в прямом спонсировании талантливых преподавателей и студентов.


Дмитрий Булычев, заведующий лабораторией JetBrains

Как объясняет Дмитрий Булычев, заведующий лабораторией, её задачи двояки. Предполагается, что она поможет создать на факультете анклав интересов JetBrains. Это, в свою очередь, позволит развивать области, которые меньше всего представлены на матмехе — языки программирования, компиляторы и языковые процессы.

— Нужно создать «воронку» первого уровня, которая могла бы затягивать студентов в интересующую нас предметную область. Но если бы мы хотели только этого, то это была бы не лаборатория, а, например, центр найма работников. Поэтому вторая задача — это стимулировать развитие научной среды. Сейчас на математико-механическом факультете есть всего два-три человека, которые читают предметы и курсы, связанные с областью интересов JetBrains.


Максим Шафиров, CEO JetBrains

В рамках работы лаборатории будет проходить ряд семинаров и сопровождение нескольких исследовательских проектов. Инициативу компании в СПбГУ поддержали сразу. Опыт JetBrains показывает, что вузы готовы к сотрудничеству: в некоторых областях бизнес поддерживает образование больше, чем государство. Максим Шафиров, CEO JetBrains, не скрывает при этом, что компанию интересует подготовка сотрудников. Но это не специалисты, которых просто натаскивают на знание определенных тем:

— Мы хотим создать среду, в которой будут появляться толковые люди, — комментирует Шафиров. — Нам не то чтобы не хватает специалистов, нам не хватает людей, которые бы генерировали достаточное количество хороших идей и у которых было бы своё мнение.

Максим Шафиров, CEO JetBrains:

«Нам не то чтобы не хватает специалистов, нам не хватает людей, которые бы генерировали достаточное количество хороших идей и у которых было бы своё мнение»

Компании создают условия, для того чтобы получить тех специалистов, в которых они заинтересованы сейчас и в ближайшие несколько лет. Через некоторое время часть нынешних студентов благодаря этой работе смогут стать более конкурентоспособными работниками. Но будут и те, кто продолжат образовательную и исследовательскую деятельность.

— Одна из задач — расширить спектр изучаемых тем, — объясняет Булычев. — Для этого нужны люди. Откуда их взять? Естественно, их нельзя взять со стороны, их можно только вырастить из студентов, магистров, аспирантов, защитивших диссертации и постараться сделать так, чтобы они остались на матмехе. Если они будут писать код для JetBrains, они не будут читать спецкурсы.

Лаборатория, как и другие подобные начинания большого IT-бизнеса, по замыслу организаторов должна хотя бы частично остановить отток специалистов. Булычев сетует на то, что многие толковые студенты, которые пытались учиться в аспирантуре, поняли, что они должны либо работать, либо заниматься наукой. Делать это одновременно невозможно, поэтому они просто уезжают в Европу, Азию, Америку.

— Для меня лично очень важной является потенциальная возможность того, что толковый студент возьмет на четвертом курсе интересную тему, напишет курсовую, после пятого курса напишет диплом, опубликует статью, а потом останется здесь в аспирантуре заниматься наукой.

Дмитрий Булычев:

«Функция образования заключается в том, чтобы отобрать тех людей, которые потом в работе смогут научиться всему, чему нужно»

Развитие научного потенциала должно повлиять и на качество знаний у выпускников. Рынок IT меняется очень быстро, и вузы не всегда успевают включить в академические программы современные тенденции — даже знаменитый матмех, несмотря на признанную научную репутацию и хорошую техническую базу. Но ни Шафиров, ни Булычев не видят в этом проблемы.

— Одна из современных точек зрения на образование заключается в том, что оно играет функцию не обучения, а исключительно отбора, — объясняет Булычев. — Функция образования заключается в том, чтобы отобрать тех людей, которые потом в работе смогут научиться всему, чему нужно. Для IT это верно как никогда, потому что все меняется постоянно. Это ситуация из Льюиса Кэррола, где нужно очень быстро бежать, чтобы оставаться на месте.

Работа небольших лабораторий, наподобие той, что открывает JetBrains, не исключает, а дополняет академическую программу вузов. В таких небольших «кубиках» будущих выпускников знакомят с темами, которые действительно актуальны для индустрии. Возможно, сочетая большое и малое, опыт вузов и инициативу бизнеса, получится создать научную среду, из которой выйдут и талантливые учёные, и востребованные специалисты.

Читайте также:

ГЛАВНЫЕ НОВОСТИ