Непростые движения: можно ли заработать на балетной школе для взрослых
Отчаявшись найти в Петербурге балетную школу для взрослых, Матильда Шнурова решила открыть ее сама. Рискованное предприятие стало приносить прибыль только спустя два года, зато посетителей у школы становится все больше, а конкурентов практически нет. «Бумага» узнала, почему найти аудиторию для «новой йоги» оказалось не самой большой проблемой и как Сергей Шнуров инвестировал в балет.
Фото: Анна Рассадина / «Бумага»

Идея

Я мечтала заниматься балетом с детства, но почему-то не получилось, и в балетный класс я впервые вошла в 18 лет. Раньше я жила в Москве и ходила там в балетную школу — такую же, для взрослых. Так я поняла, как хорошо влияет балет на женское тело, насколько меняются линии, формы и самоощущение. В 2007 году я переехала в Петербург и стала искать похожее место здесь. В тот момент я уже находилась в крайней зависимости от балета. К моему удивлению, в Петербурге ничего подобного найти не удалось: семь лет назад в городе не было ни одной балетной школы для любителей. Только в крупных танцевальных школах со множеством направлений проводили редкие уроки по классу (балетные упраженения — прим. «Бумаги»). На один такой урок мне удалось попасть. Там был супераншлаг: в крошечный зал набилось человек пятьдесят. Заниматься было невозможно, но, по крайней мере, я поняла, что не одна такая, и серьезно задумалась о том, чтобы открыть собственную школу. Примерно в то же время я подружилась с артистами Мариинского театра. Узнав о моей идее, они очень меня поддержали и пообещали, что помогут найти преподавателей.

Проблемы

Основная специфика этого бизнеса заключается именно в поиске преподавателя. Во-первых, многие педагоги не хотят работать с непрофессионалами. Во-вторых, даже если преподаватель согласится, он может оказаться слишком требовательным и нетерпимым — любителям это не подходит. Аудитория очень хорошо чувствует эмоциональный фон; взрослых людей, которые только начинают заниматься балетом, и без того мучают страхи. Именно поэтому педагог должен быть готов к тому, чтобы терпеливо, но энергично работать с неподготовленной аудиторией, а главное — понимать, с кем он работает. Мы пытались сотрудничать с некоторыми профессионалами c потрясающими резюме и огромным опытом, но из-за специфики нашей школы работа не пошла и нам пришлось попрощаться. Важно также понимать, что нынешние девушки настроены серьезно работать — они нацелены на результат. Их не устроит, если с ними будут просто болтать или долго объяснять, как держать кисть. Больше всего люди ценят педагогов, от которых они выходят промокшими от пота. На занятия таких преподавателей начинают ходить целенаправленно, и тогда в этом бизнесе нет никакой сложности.

Первая попытка

Увидев, что к балету есть интерес, и заручившись поддержкой профессионалов, я поняла, что готова к запуску собственной школы. Я много занималась во всевозможных центрах и студиях, поэтому отлично понимала, какого уровня хочу достичь в плане сервиса и организации. Так сложилась полная картина того, что из себя должна представлять балетная школа. Первое помещение с одним залом мы взяли в аренду, оно располагалось в том же здании, что и нынешняя площадка. Все расчеты я провела сама с учетом необходимого минимума — арендной платы и текущих хозяйственных расходов. Точку безубыточности я просчитала интуитивно. Я не питала иллюзий и ставила заниженные по сравнению с сегодняшней посещаемостью объемы: 4-5 человек на одно групповое занятие и 5-6 индивидуальных занятий в неделю. Сейчас все эти показатели примерно вдвое больше.
Больше всего люди ценят педагогов, от которых они выходят промокшими от пота. На занятия таких преподавателей начинают ходить целенаправленно, и тогда в этом бизнесе нет никакой сложности
После всех расчетов стало понятно, сколько должен стоить абонемент, чтобы школа окупалась. Но из-за того, что помещение приходилось арендовать и у нас был всего один зал, мы работали в ноль. Прибыли школа не приносила, и я поняла, что два зала просто необходимы. Арендовать большую площадку в центре города было бы дорого.

Перезапуск школы

С самого начала в «Айседору» мы вложили около миллиона рублей и рассчитывали вернуть эту сумму через два года. Инвестором стал Сергей (Сергей Шнуров — прим. «Бумаги»). Но пока мы работали в арендованном помещении, вложения оставались вложениями и мы не могли их вернуть. Два года назад удалось выкупить эту площадку. Она была в плохом состоянии, поэтому продавалась очень выгодно. После переезда, мы начали зарабатывать. Сама покупка, естественно, не окупились, но затраты на первую школу и ремонт окупились полностью. Сейчас «Айседора» уже приносит прибыль. Я сознательно не стала включать в бизнес-план стоимость помещения, с учетом ремонта и постоянного роста цен это помещение уже стоит дороже. В лучшие месяцы оборот школы доходит до 500 тысяч рублей. Но в этом бизнесе очень чувствуется сезонность. Самое популярное время — осень и весна, когда все хотят прийти в форму и активно ходят на занятия. Первый год я находилась в школе постоянно: работала администратором, вместе со всеми ходила на групповые занятия. Было интересно смотреть, как все работает и развивается. Многие люди, приходя на первое занятие, боялись переступить через собственный страх. Я вспоминала свой опыт и пыталась с ними поговорить: когда я начинала заниматься, тоже была уверена, что совершенно деревянная и ни на что не способна. Единственное, что изменилось со времени открытия — выросли цены на абонементы. Недавно впервые за три с половиной года пришлось их поднять. Вначале же я каким-то образом интуитивно все правильно посчитала и все работало. Индивидуальные занятия дорожали постепенно, что было связано с индексацией оклада преподавателей.
Из-за того, что помещение приходилось арендовать и там был всего один зал, мы работали в ноль
Систему выплат заработной платы мы тоже изменили, использовав модель, которая применяется во многих фитнес-клубах. Раньше все преподаватели получали одинаковую плату за час работы. А теперь все зависит от количества отработанных за месяц часов: чем больше часов отвел преподаватель, тем больше он получает в конце — это что-то вроде надбавки за переработку. Уже четыре года я не чувствую конкуренции. Новые школы начинают появляться только сейчас, но давления рынка я пока не ощущаю. Клиентов много. Наиболее прибыльное и стабильное направление — групповые занятия. При этом для них существуют жесткие временные рамки: занятия для взрослых можно проводить только с 18 до 20 часов, в остальное время помещение не работает и не приносит прибыли, за исключением индивидуальных занятий. Поэтому я думаю о том, чтобы расширять школу снова — до четырех помещений.
ТЕГИ: 
Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.

НОВОСТИ

все новости

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.