«Сорвал листовку борделя — получил ногами по лицу»: как петербуржцы борются с незаконной рекламой и почему на активистов нападают

Несколько сотен активистов в Петербурге борются с незаконной рекламой в городе своими силами: срывают листовки с фасадов, закрашивают объявления на асфальте, устраивают групповые рейды по очистке улиц. Но не всем это нравится: только в августе 2017 года на активистов уже трижды напали.

«Бумага» рассказывает, кто и как борется с незаконной расклейкой объявлений в Петербурге, как и за что неизвестные угрожают активистам и к чему приводят обращения в полицию.

Дина Перцева не состоит в общественных объединениях, но уже полтора года по пути с работы регулярно срывает объявления с фасадов домов. Девушка объясняет это желанием сохранить чистоту в городе: «У меня нет какой-то глубокой мотивации, просто объявления уродливые».

Дина рассказывает, что в июле 2016 года, когда она поздно вечером срывала объявления на пересечении набережных Макарова и Смоленки, незнакомый мужчина обматерил ее, сказав, что она «мешает ему работать». Когда девушка заявила, что продолжит этим заниматься, он облил ее клеем ПВА и убежал. Дине пришлось отмывать волосы в ближайшей реке.

По сравнению с предыдущими годами в Петербурге всё чаще нападают на активистов, когда те срывают объявления или закрашивают рекламу на асфальте. Потерпевшие сообщают, что им угрожают и даже избивают.

Так, вечером 11 августа 2017 года на Владимирском проспекте преступники залили из газового баллончика двух городских активистов, борющихся с незаконной расклейкой рекламы. За три дня до этого на Загородном проспекте неизвестный угрожал разбитой бутылкой активисту, когда тот срывал объявления с фасадов. За 2017 год СМИ написали о более чем 30 подобных случаях в России, причем в девяти из них речь шла именно о Петербурге.

При этом неизвестно, кто именно нападает на активистов, но многие пострадавшие полагают, что им могут мстить расклейщики рекламы.

Зачем петербуржцы срывают незаконные объявления

В 2016 году в Петербурге выявили более 14 тысяч незаконных рекламных конструкций и более 10 тысяч несогласованных вывесок, сообщают в комитете по печати города. За это время распространителей незаконной рекламы официально штрафовали более 1,5 тысяч раз на общую сумму 155 264 000 рублей.

На незаконную рекламу можно пожаловаться на портале «Наш Санкт-Петербург» или по специальному телефону. Но с такими объявлениями борются и сами горожане: участники общественных организаций и обычные горожане самостоятельно срывают объявления с домов.

«Мне это просто не нравится, некрасиво», «Я не хочу жить в грязном районе», «Объявления мошеннические, вдруг кто-то купится» — примерно так объясняют свои действия гражданские активисты. Многие тратят на удаление незаконной рекламы совсем немного времени — не более 30 минут в день.

Опрошенные «Бумагой» гражданские активисты говорят, что впервые узнали о проблеме незаконной рекламы из СМИ или с городских форумов. Часто они или вовсе не знают об общественных организациях по борьбе с рекламой, или никогда не задумывались о вступлении в них.

Фото: «Красивый Петербург»

Один из первых участников «Красивого Петербурга» Владимир тоже долгое время не задумывался об активизме. У него есть семья, дети, работа в бизнесе. Но он вспоминает, что в 2014 году, когда реклама в его родном районе «перевалила за край», он начал срывать объявления.

— Когда я только начинал, всё было совсем плохо, очень мрачно. Невский был заклеен, по фасадам — сплошные объявления, нигде нельзя было пройти, не заметив листовки. А это ведь город-герой, нельзя допускать его «загаживание» мошенниками. Это город для людей, а не для рекламщиков. Так я решил бороться с этим и постепенно втянулся, — рассказывает Владимир.

Мужчина говорит, что только за последний год на него нападали более пяти раз. По его словам, самым запоминающимся стал случай на Гончарной улице, когда его избил неизвестный, «несколько раз ударив в лицо кулаками и около четырех раз — ногами». «Это так и происходит: сорвал листовку борделя — получил ногами по лицу», — рассказывает Владимир.

Как в Петербурге борются с незаконной рекламой

В России размещение рекламы на не предназначенных для этого местах запрещено: для объявлений в городе существуют специальные доски. За наружной рекламой в Петербурге следит комитет по градостроительству и благоустройству. В большинстве контрактов уборщиков территорий прописано, что они обязаны срывать любую незаконно размещенную рекламу. При этом, как отмечают активисты, далеко не всегда эти указания выполняются.

Самое большое общественное объединение в Петербурге, которое борется с незаконной рекламой, — «Красивый Петербург». В его группе во «ВКонтакте» состоит более 50 тысяч человек. Организация открылась в апреле 2012 года как региональное сообщество по улучшению городской среды. Через два года его активисты занялись борьбой с незаконной расклейкой рекламы.

Сейчас, по статистике движения, основанной на сорванных активистами листовках, 70 % незаконных объявлений — это реклама борделей, 20 % — различные «мошеннические» объявления о хостелах и кредитах, оставшиеся 10 % — реклама реального бизнеса.

И хотя пиком загрязнения Петербурга объявлениями активисты называют 2010 год, большинство общественных кампаний по борьбе с ними появились в 2014–2015 годах. В это время в городе заработал общественный проект «Девочки 24» (закрылся в конце 2015 года), выступавший против рекламы сексуальных услуг, запускалось движение «Дай Любе шанс» (заморожен с лета 2015 года) и другие более мелкие инициативы. Однако, несмотря на закрытие, создатели «Девочек 24», например, рассказали «Бумаге», что в свободное время до сих пор срывают объявления.

При этом гражданские активисты, не состоящие в общественных организациях, активно обсуждают очистку города от незаконной рекламы и даже ищут единомышленников. Они в основном срывают объявления по пути куда-нибудь.

Есть и другой метод борьбы с рекламой — это рейды добровольцев в какой-либо район. Сейчас этим активно занимается «Красивый Петербург»: по словам участников движения, в среднем за один такой поход один активист может сорвать до 300–400 объявлений. Сейчас в организации борьбой с незаконной рекламой занимается 20 человек.

Почему на активистов нападают и кто это может быть

Ни Владимир, ни Дина не собираются прекращать бороться с расклейкой рекламы. «Больше ничего не остается, кроме как продолжать», — говорит Владимир. Дина, по ее словам, «просто не испугалась того парня». Оба уверены, что на них напали именно расклейщики незаконных объявлений.

По подсчетам «Красивого Петербурга», в среднем за месяц преступники нападают на двух-трех активистов движения.

Как объяснил «Бумаге» Андрей (имя изменено по просьбе собеседника — прим. «Бумаги»), более пяти лет проработавший расклейщиком рекламы, с 2014 года большинство компаний, предлагающих плату за распространение рекламных листовок, перешло на новый способ оплаты. Организации платят своим работникам только в случае, если объявление провисит на одном месте несколько дней.

По словам Андрея, средняя норма, которую нужно выполнить, чтобы зарплату не снизили, — 100 объявлений «на несколько дней». При этом, по его подсчетам, в день расклейщик размещает более 500 листовок. По его словам, «все всё понимают, но норму просят выполнять».

Андрей заявил «Бумаге», что ни разу не встречал расклейщиков, которые хоть раз нападали на активистов: «Можно прикрикнуть, напугать, если видишь, что человек испугается, но не более». За четыре года работы ни одна из организаций, в том числе специализирующаяся на расклейке рекламы секс-услуг, не потребовала от него применять силу в отношении тех, кто срывает объявления.

— Если кто и нападает, то от своей собственной неадекватности. Ведь нападение — это может быть и уголовка. Везде есть агрессивные, уставшие люди. Оправдывать их, конечно, нельзя. Но большинство не такие: мы же, по факту, даже закон сильно не нарушаем (распространение незаконной рекламы является административным правонарушением — прим. «Бумаги»). Я лично с теми, кто объявления срывает, и поговорить люблю, — рассказывает Андрей.

Фото: «Красивый Петербург»

Средняя зарплата расклейщика объявлений в Петербурге — 20–25 тысяч рублей. При этом, по словам Андрея, за «грамотную работу» — расклеивание объявлений в труднодоступных местах — могут платить и до 50 тысяч.

Сейчас только на «Авито» размещено более 300 объявлений о поиске расклейщика для работы в Петербурге. В комментариях к большинству вакансий указано, что расклейщик должен работать в определенных районах города.

Активист «Красивого Петербурга» Вадим Линин, на которого за 2017 год нападали более трех раз, предполагает, что нападения на активистов могут быть предписаниями компаний, на которые работают расклейщики.

— У меня ощущение, что это инструктаж. Часто на меня и других нападают сзади именно в тот момент, когда мы срываем листовку. Расклейщики и районы города меняются, а тактика нападения на граждан сохраняется, как под копирку, — рассказывает активист.

Вадим приводит случай, о котором ему рассказал один из дворников района, где мужчина часто срывает листовки. По словам Вадима, дворник рассказал, что после одного из его одиночных рейдов его коллегу искала группа «молодых крепких ребят». Активист предполагает, что его хотели избить.

Чем заканчиваются нападения на активистов

После того как на Дину напали, она так и не подала заявление в полицию: по ее словам, это потеря времени. Девушка не верит, что там смогут что-то сделать.

Вадим и Владимир же говорят, что практически после каждого нападения пишут заявления в полицию. Несколько раз нападавших ловили. Тем не менее, как рассказывают оба активиста, в возбуждении уголовного дела полиция зачастую отказывает.

— Полиция не квалифицирует нападения на нас ни как покушение на жизнь, ни как даже хулиганство. Они расценивают это как причинение легкого вреда и просят нас самих искать свидетелей. И это даже с учетом зафиксированных побоев, — рассказывает Владимир.

По словам активистов, не помогает и обжалование решения полиции. Так, по словам Вадима, после случая в 2016 году, когда его обрызгали из перцового баллончика, нападавшего задержали с поличным. Через некоторое время активисту пришло постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. Вадим обжаловал решение в прокуратуре и суде, постановление отменили. Но после этого, по словам активиста, его не вызывали в суд, не допрашивали. «Парня, скорее всего, просто отпустили», — предполагает Вадим.

Сергей Лукьянов, адвокат из Адвокатской палаты Петербурга:

— Нападения на граждан должны расцениваться как административные правонарушения. Например, нападение на кого-либо с перцовым баллончиком квалифицируется в зависимости от вреда, который причинен: он может быть легким, средним, тяжким или вовсе без вреда. Побои также идут как административное правонарушение: полиция сама обязана возбудить дело и передать его в суд, искать свидетелей и прочее.

Не извещать заявителя о результатах рассмотрения его обращения — это неправомерно. При этом отказать в возбуждении дела возможно, если нет состава преступления. Брызгание баллончиком в данных случаях — это либо мелкое хулиганство (статья 20.1 КОАП РФ), либо административные побои (статья 6.11 КОАП РФ). В таких случаях нужно не обжаловать отказ в возбуждении уголовного дела, а обращаться в прокуратуру с жалобой на отказ в возбуждении дела об административном правонарушении.

После нападения на Владимира 8 августа от лица «Красивого Петербурга» в полицию, прокуратуру и Следственный комитет направили заявления с требованиями начать расследование уголовного дела по статье «Покушение на жизнь». Как 19 августа рассказал «Бумаге» координатор «Красивого Петербурга» Красимир Врански, ни одно из ведомств до сих пор не предприняло каких-либо действий.

— Полиция не реагирует, — рассказывает Красимир. — Чтобы решить эту проблему, неделю назад мы написали сообщение о коррупции еще и в Правительство РФ, а также отдельно в Службу собственной безопасности (отдел полиции, проверяющий полицейских на исполнение обязанностей — прим. «Бумаги»). Сейчас ждем ответы.

На момент публикации материала, 22 августа 2017 года, в отношении напавшего на Владимира ведется уголовное расследование.

Помогает ли борьба с незаконной рекламой очистить город

Многие опрошенные «Бумагой» активисты вспоминают, что долгое время самым загрязненным незаконной рекламой был Невский проспект. Сейчас они называют Невский если не идеально чистым, то «хотя бы приемлемым».

— Только когда люди убеждаются, что им бесполезно расклеивать рекламу, объявления исчезают. Тех, кто реально считает свои деньги, срывание их объявлений останавливает, — говорит Вадим. — Если вы сейчас приедете на Владимирскую площадь, то не увидите там ни одного трафарета [на асфальте]. Просто те, что появляются там, сразу исчезают. Мы можем убедить людей остановиться, только занимаясь этим систематически.

Как следует из обсуждений в группе «Красивого Петербурга» (куда пишут и гражданские активисты — прим. «Бумаги»), три года назад петербуржцы часто срывали объявления и закрашивали трафареты на центральных улицах города. Сейчас же появляется больше сообщений о незаконной расклейке на окраинах города и во дворах.

Фото: «Красивый Петербург»

В разговоре с «Бумагой» активисты отмечают, что всё больше горожан интересуется борьбой с незаконной рекламой. В среднем на портал «Наш Санкт-Петербург», где можно пожаловаться на листовки, ежемесячно поступает 3 тысячи обращений. За первую половину 2017 года на номер портала только из-за рекламы позвонили примерно 14 тысяч человек.

Сейчас Смольный тестирует новые способы борьбы с незаконной рекламой. В августе 2017 года в городе запустили систему автоинформирования, с помощью которой чиновники могут блокировать номера, указанные на незаконно размещенных объявлениях. Чтобы исключить номер из списка, его владельцу придется заплатить штраф.

Несмотря на то, что из-за долгой реализации блокировки систему называют малоэффективной (в среднем на один номер уходит до трех недель), результаты тестирования показывают положительные результаты. За три месяца работы в Петроградском районе, по подсчетам чиновников, число незаконных объявлений уменьшилось в два раза.

Активисты рассказали «Бумаге», что с 2014 года объявлений на улицах города стало значительно меньше.

Как вспоминает Дина, если еще год назад она проходила по улицам и собирала несколько десятков объявлений, то сейчас сорванных ей листовок уже не так много: «Ваську за этот год нормально почистили, ни к кому претензий нет».

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.

НОВОСТИ

все новости

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.