«Ремонтируем, красим, ухаживаем. Чтобы самолет не обиделся. Он у нас капризный парень»
Как пожилой летчик 23 года спасает свой самолет, один из последних летающих Ил-14

На аэродроме в Горелове, на окраине Петербурга, уже несколько лет стоит лайнер Ил-14п: выпущенный почти 60 лет назад, это один из последних самолетов модели, которые всё еще могут подняться в воздух. Его владелец — летчик Александр Поддубный — больше 20 лет пытается сохранить лайнер. Но из-за огромных налогов на самолет у пенсионера скопился долг около 3 миллионов рублей, а за восстановление редкого лайнера не хотят браться ни авиалинии, ни власти.

Как энтузиасты следят за историческим лайнером, чтобы он не пропал, что грозит Ил-14 и как его можно было бы использовать сейчас? «Бумага» рассказывает историю Александра Поддубного, который, несмотря на аресты судебных приставов и списания с пенсии, продолжает бороться за свой самолет.

Самолет стоит в дальнем углу аэродрома, но заметить его можно уже от шлагбаума. На боку лайнера виднеется надпись «Аэрофолот» — издали можно подумать, что в Горелове приземлился пассажирский рейс. Однако Ил-14 принадлежит одному человеку и не взлетал уже несколько лет, а «Аэрофлот» — это только наклейка в память об истории самолета: настоящую надпись с фюзеляжа пришлось смыть, чтобы у авиакомпании не возникло претензий.
Высокий мужчина в темной куртке и с седыми волосами торопливо подкатывает к самолету желтую «стремянку», забирается наверх и отпирает дверь. Салон выглядит по-домашнему: на полу аккуратно расстелен ковер, на стенах — свежая обшивка под дерево, а кресла пилотов обтянуты мягкими леопардовыми чехлами. Александр Поддубный, или Сан Саныч, как его обычно называют, проходит внутрь. «С этого самолета всё началось: он был выпущен как один из флагманов пассажирской авиации», — проговаривает он, осматривая салон.
Сан Санычу 66 лет. Из них 23 года он пытается сохранить Ил-14: от момента, когда его пытались утилизировать, до сегодняшнего дня, когда никто не хочет браться за его восстановление.
С минуты на минуту к Поддубному должны приехать приставы, чтобы в очередной раз арестовать самолет. За несколько лет у бывшего летчика-испытателя накопился долг около 3 миллионов рублей, потому что он не платил транспортный налог на Ил-14.
Несмотря на то, что самолет уже не один год не может вылететь с аэродрома в Горелове, Сан Саныч вместе с помощниками продолжает поддерживать его состояние, чтобы ежегодно продлевать сертификат летной годности: регулярно запускает двигатели, проверяет работу всех систем — так часто, как это указано в технических документах. «Что разрешено — ремонтируем, красим, грунтуем, ухаживаем. Чтобы самолет не обиделся. Он у нас такой капризный парень», — совсем без иронии произносит Поддубный.
Таких лайнеров осталось всего три, но только этот по-прежнему годен для полетов, объясняет друг Поддубного Сергей Федоров, который помогает ему искать спонсоров и следить за самолетом. Сегодня он подвез летчика, чтобы успеть к началу ареста самолета. «Уникальность этого самолета зафиксирована в бумагах: дело в том, что он официально может летать, — поясняет Сергей, наблюдая, как Поддубный забирается в машину к приставам подписывать документы. — Саныч его хранит для истории: он уже с ним сжился — как одно целое. Конечно, задачи, чтобы на нем заработать, не стоит. Его надо сохранить. Как икону».
Александр Поддубный
Сергей Федоров

От Дрездена до Горелова: как летчик спас самолет от металлолома

Ил-14 произвели в Дрездене в 1959 году. Сначала его отправили в Румынию, а в конце 70-х передали в СССР. Базой самолета назначили Улан-Удэ. ИЛ-14 летал по Сибири, Дальнему Востоку, перевозил почту и грузы, обслуживал строительство Байкало-Амурской магистрали, пока его не сняли с эксплуатации: в те годы уже стали производить новые самолеты, которые пошли ему на смену. Тогда самолет поставили на консервацию на Улан-Удинском авиационном заводе, где он пробыл до 1993 года. «Он остался единственный из тех, которые стояли там в ряду. Остальные порезали на цветной металл», — Поддубный пересказывает историю самолета, которую регулярно описывает в многочисленных интервью и письмах, чтобы получить хоть какую-то поддержку со своим Ил-14.
Поддубный, еще летчик «Аэрофлота», долго ждал, когда можно будет выкупить машину. После этого он передал ИЛ-14 в пользование аэроклуба в городе Мирный в Якутии. «Мы летали на нем по всей Сибири, зарабатывали: один самолет кормил всё наше маленькое подразделение, а заработанные деньги мы пускали на обучение курсантов и закупку топлива или запчастей. Мы набирали ребятишек — человек 15, не больше — и до 11-го класса обучали теории и практике. У нас был договор с кировоградским училищем — туда мы направляли наших курсантов, и их принимали без вступительных экзаменов с большим удовольствием. Налет был по 40–60 часов», — говорит летчик.
Ил-14 в Бурятии (1985 год)
Александр Поддубный с женой Татьяной (1994 год). Фото из архива Поддубного
Однако из-за проблем с финансированием мирнинский клуб пришлось закрыть. Тогда Поддубный вновь переписал самолет на себя. В начале 2000-х он прилетел в Петербург, чтобы присоединиться к музею летающих самолетов, который начал тогда формироваться на аэродроме Ржевка. Однако музей так и не открылся, а сам аэродром отдали под стоянку автомобилей General Motors. В итоге самолет оказался забаррикадированным машинами и несколько лет просто не мог вылететь. В 2011 году Поддубный всё-таки смог улететь из Ржевки и переместился в Горелово. С тех пор Ил-14 не покидал аэродром.

Туризм, парашютисты и детская школа: что можно сделать с Ил-14

Пока самолет числился в Федерации любителей авиации (ФЛА), налоги за него платить было не нужно. Потом же Поддубный как владелец лайнера был обязан ежемесячно платить по 125 рублей за лошадиную силу. С учетом того, что у Ил-14 два двигателя по 1900 лошадиных сил, в год выходит 475 тысяч рублей. «Это, наверное, самый большой транспортный долг, какой можно представить. У кого-то есть маленькие самолеты — двух-четырехместные — там мощность двигателей меньше и, соответственно, меньше налог», — рассказывает Сергей, показывая на стоящие в Горелове небольшие частные самолеты, которые теряются на фоне огромного Ил.
Заработать на таком самолете непросто. Он относится к авиации общего назначения: это значит, что ни грузы, ни пассажиров перевозить на нем нельзя — можно лишь использовать самолет в собственных нуждах. При этом одна заправка обходится в 300 тысяч рублей: самолет летает на бензине и вмещает в себя три тонны топлива. Сейчас Поддубному бесплатно дает топливо «Петрохим», чтобы самолет можно было время от времени запускать.
Тем не менее у Поддубного наготове много планов, как можно использовать Ил-14, как только его восстановят и с машины снимут арест. У летчика есть несколько презентаций, справок и видео о том, на что способен лайнер: например, самолет мог бы поднимать на прыжки парашютистов, выступать в авиашоу, участвовать в съемках фильмов. «Я найду метод, как заработать эту копейку. Я же говорю: буду летать и вам буду платить. Но нет и всё — только арестовывать», — с обидой отворачивается летчик.
Александр Поддубный
Поддубный и его помощники обращались в авиакомпании, чтобы Ил-14 могли использовать как пассажирский — например, для полета по туристическим маршрутам. Летчик рассчитал перелеты до Симферополя, Соловков или даже Северного Полюса. По такому принципу Lufthansa эксплуатирует самолет Юнкерс Ю52, который был выпущен еще в 1936 году: билет на него стоит 200–300 евро. «Он до того красивый, до того ухоженный, что даже стюардессы в очереди стоят, чтобы на нем полетать», — воодушевленно говорит Поддубный.
Но вкладываться в восстановление Ил так никто и не захотел, а в правительстве дать Поддубному льготы тоже не смогли. Найти инвестора за рубежом невозможно, пока самолет под арестом. Долг при этом продолжает расти: ежемесячно с пенсии Поддубного удерживают максимально возможные 45 % — около 11 тысяч рублей, но это не только не позволяет возвращать долг, но и не покрывает ежемесячный налог на самолет. А недавно, «по ошибке», как объяснили Поддубному, с него сняли две полные пенсии.
В прошлом году летчик, долгое время обучавший подростков, открыл благотворительный фонд детской авиации «Орлята учатся летать», чтобы самолет можно было перевести на его баланс. При фонде Поддубный хочет организовать детскую авиашколу (для подростков с 12–13 лет) и готовить спортсменов — как это было в мирнинском клубе. Если бы самолет принадлежал фонду, а не физическому лицу, то был бы шанс получить налоговую льготу. Правда, до тех пор, пока Ил под арестом, передать его фонду нельзя.
В салоне Ил-14п могут разместиться 24 пассажира. Но сейчас в нем стоит только два кресла.

«Просто так его отдать — разграбят за пять минут»

Сан Саныч выходит из машины приставов и, сгорбившись под сильным ветром, отходит в сторону. Черный «Мерседес» с приставами уезжает, однако недалеко от ворот разворачивается, со свистом «дрифтит» по обледеневшему полю, а потом на скорости проносится обратно к выезду.
Смотря вслед автомобилю, летчик закуривает и неохотно замечает, что это была «очень неприятная процедура». «Им проще сдать его на металлолом и получить какие-то копейки, зато своему начальнику скажут, что они его наконец-то утилизировали. Самолета нет — и Поддубного тоже нет», — цедит он сквозь зубы.
Когда самолет арестовали в прошлый раз, в 2014 году, Поддубному не оставили даже права пользования, то есть фактически он был обязан смотреть за самолетом, при этом ничего с ним не делая. В этот же раз машину арестовали с правом пользования — на самолете можно летать.
Приставы даже пытались продать самолет сами, запросив за него 4 миллиона рублей. Его выставили на торги, но покупателя не нашлось, поэтому Ил-14 вновь отдали летчику. Если ситуация не изменится, то торги могут провести снова. При этом Поддубный опасается, что даже если в ближайшее время найдется спонсор, чтобы отремонтировать самолет, то и шансов, что восстановленный Ил в итоге уйдет с торгов, будет значительно больше.
Мелочи Поддубного, которые он хранит в салоне самолета
Символическая копилка для пожертвований. Все деньги, которые желающие переводят Поддубному на карту, автоматически снимаются в счет долга
Сан Саныч заходит в кабину самолета и разглядывает приборную панель, наконец приободрившись после визита приставов. Практически все приборы сохранились еще с выпуска самолета и находятся в рабочем состоянии. Чтобы продлевать свидетельство о летной годности, Ил ежегодно должен проходить комиссию. Его осматривают специалисты и облетывает летчик-испытатель. «Деды приезжали: из молодежи-то никто не знает, как это работает, — ухмыляется Поддубный. — А старики приехали, всё пооткрывали, потом говорят: „Сан Саныч, ты же знаешь свой самолет, найди, что не так“. Говорю: „Нету тут такого“. Они в шоке были».
Поддубный узнавал, можно ли перевести самолет в статус музейного объекта. Но предполагается, что тогда Ил больше не сможет летать — для летчика же главное, чтобы лайнер был на ходу. «Самолет не имеет срока годности — он имеет качество подготовки. 5 лет ему или 30 — всё зависит от того, как за ним следили, — говорит он, упоминая катастрофу Ту-154. «В самолет нужно постоянно вкладывать. Но ничего никому не нужно. А просто так кому-то его отдать — это я тоже не приемлю. Говорят: „Вот бы ты собрал и передал в музей“. То есть я за свои деньги соберу и им подарю? Чтобы он в летном состоянии там пожизненно стоял? Да его разграбят за пять минут!».
Сан Саныч, нахмурившись, поднимает красную ручку, которую отломал кто-то из посетителей самолета. Сейчас летчик старается пускать в Ил меньше посторонних: профессиональные техники просят за работу деньги, а волонтеры не всегда знают, что делать, поэтому, говорит Поддубный, в основном сюда приходят только Сергей и еще «несколько надежных ребятишек».
Он замыкает блестящую дверь в салон. Спускаясь со стремянки и проходя мимо винтов, двигателей и шасси, закрытых плотными чехлами, Сан Саныч говорит, что, когда самолет починят, он полетит купаться на Черное море. Этой зимой самолет стоит на стоянке под моросящим петербургским дождем. 1 января Ил-14 исполнится 58 лет. «Я всегда прихожу второго числа отмечать день рождения. Раньше друзья приходили, а в последние годы мы с ним вдвоем. Возьму коньячка хорошего, наготовлю вкусненькое что-нибудь. Посижу».
Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.