Основатель арт-вечеринок Painty: «Мы не учим людей рисовать — мы их развлекаем»
Как создать IT-платформу для корпоративных развлечений и запустить их в нескольких городах

В последние недели года «Бумага» совместно с Tele2 рассказывает о петербургских предпринимателях, которые добились заметных успехов в 2016 году.

Герой четвертого материала — основатель арт-вечеринок Painty Дмитрий Анисимов. Вначале он запустил клининговый сервис, но поняв, что не сможет стать лидером на рынке, переключился на организацию праздников, во время которых гости в ресторане не только пьют вино и общаются, но и рисуют картины.

Основатель Painty рассказывает, почему для арт-вечеринок пришлось разрабатывать собственную краску, сколько можно заработать на корпоративах с рисованием и зачем писать собственную платформу, чтобы продавать развлекательные мероприятия.

Чем вы занимались раньше и почему решили всё изменить?

Вначале я занимался сервисом уборок GetTidy. Когда я только его запустил в декабре 2014 года, сразу же возник вопрос, как мы будем отмечать новогодний корпоратив с нашей командой, которая в основном состояла из нескольких разработчиков на аутсорсе. Родилась идея, чтобы каждый нарисовал свою картину. Я стал искать художников, чтобы провести для нас такое мероприятие, но у меня не получилось. В итоге мы тупо пошли в ресторан и провели стандартный Новый год.
Я узнал, что на Западе для таких запросов существует целая индустрия, и стал параллельно делать проект, который впоследствии и превратился в Painty. Я хотел себя защитить, потому что понимал, что запаса прочности GetTidy может не хватить. Тогда я искал инвестиции в GetTidy, потому что своих средств уже не хватало. Когда же инвестиции нашлись, я уже запустил Painty и нужно было выбирать что-то одно, потому что вести два проекта на старте очень сложно. Painty мне эмоционально больше нравится: здесь понятно, где деньги, кроме того это история юридически более чистая. С сервисами с Uber-механикой всё непросто с точки зрения налогообложения и оформления. Плюс я хотел стать лидером, а с уборкой мы запустились параллельно с московскими ребятами Qlean, и я понимал, что номер один мы уже не станем.
Мы готовили Painty к запуску полгода, в проект я вложил около миллиона рублей собственных средств. На что пошли эти деньги? 400–500 тысяч ушло на закупку краски в США. Так как вечеринки проходят в барах и ресторанах, необходимо, чтобы краска легко смывалась с одежды, мебели, пола. Я скупил все виды акриловой краски всех производителей в России, пробовал наносить ее на одежду, стирал — и краска оставалась на ткани навсегда.
Поэтому я решил разработать собственную краску. Мы встречались с технологами с кучи заводов и сейчас сделали образцы новой краски: она безопасна для кожи, ею можно рисовать даже на лице и она легко отмывается от одежды. Она вышла нам не дешевле, чем та, которую мы возили из США, но расходы на доставку мы сократили. Мы не делаем из этого бизнес: не собираемся никому продавать эту краску, потому что в первую очередь она нужна нам. У нас растут объемы и мы хотим развиваться в других городах.
В России не нашлось даже компактных мольбертов для наших вечеринок — только деревянные и громоздкие. Поэтому мольберты мы сделали в Китае. Пакеты, кисточки, стаканчики, фартуки — на поиск и тестирование всех этих деталей уходило по месяцу. Долго искали арт-директора, создавали образцы картин.
Дмитрий Анисимов. Фото: Руслан Шамуков

Чем вы занимаетесь теперь?

Мы создаем новую индустрию в России: мы хотим, чтобы пойти нарисовать картину было так же нормально, как сходить в кино. Наша история — и про досуг, и про новые навыки. Хотя мы не учим людей рисовать, а больше их развлекаем, мы создаем картины, которые можно нарисовать за два часа, чтобы в итоге человек уходил в шоке: как он вообще мог сам такое сотворить?
Мы проводим около 100 вечеринок в месяц в Москве и Петербурге. В среднем в них участвует по 30 человек — это оптимальное число участников. Если людей меньше, то мы ничего не зарабатываем, а просто выходим в ноль. Сейчас мы запустили новое направление Painty Family. Изначально формат наших вечеринок был рассчитан на взрослых, и мы старались проводить их без детей, но у нас было очень много запросов на семейный вариант развлечений.
В нашей бизнес-модели три стороны: это мы, наши клиенты и рестораны. Для ресторанов мы решаем проблему с низкой посещаемостью: например, в некоторые дни недели они плохо заполнены, или же ресторан недавно открылся и нужно привлекать. Мы абсолютно бесплатно приводим туда платежеспособную аудиторию: рестораны нам ничего не платят, а люди заказывают напитки и еду без скидки. Но при этом мы выбираем места, которые адекватны с точки зрения прайса (Painty проводят вечеринки в таких заведениях, как Five Points, Vinostudia, «Мечтатели», Мамалыга, «Лавка художника», «Gusto-Густо» — прим. «Бумаги»).
Мы зарабатываем лишь на том, что продаем билеты через наш сайт (билет на вечеринку Painty стоит 2000 рублей в Петербурге, 2500 — в Москве — прим. «Бумаги»). У нас сильная e-commerce составляющая, бронирование происходит онлайн, оплата возможна только банковской картой. Мы разработали собственную платформу для бронирования мест. У людей, которые работают на вечеринке — фотографов, ведущих, — есть личные кабинеты, они могут залогиниться со смартфона и увидеть свои мероприятия, какая там картина, сколько ожидается человек.
Сейчас наш оборот — 3,5 миллиона рублей в месяц (на старте оборот проекта составлял 26 тысяч рублей, а летом Painty достигли оборота в 3 миллиона рублей — прим. «Бумаги»). Летом мы провели много вечеринок в торговых комплексах, которые были бесплатными для участников, поэтому выручка не сильно выросла. Но это наш первый год: мы тестировали бизнес-модель, много времени потратили на собственные разработки — от краски до IT-системы, которая позволит нам масштабироваться.
Фото: Герман Прокопьев

Кто помогал вам начать бизнес?

Сейчас в нашей команде — под 30 человек. Коллеги помогают больше всего.
Нам сильно помогает корпоративное направление, потому что наша бизнес-модель без корпоративных клиентов не очень живучая. Просто на регулярных вечеринках она не сойдется. Корпоратив для небольшой команды стоит дороже, чем покупка билетов на регулярную вечеринку, потому что мы подстраиваемся под задачи клиента — под конкретную дату, время и место. Даже можем специальную картину создать (для команды в 30 человек корпоратив обойдется в 66 тысяч рублей — прим. «Бумаги»).
Обычно, когда другие команды организуют корпоратив, то встречаются с клиентом, пьют кофе, а дальше, если клиент представляет, например, «Газпром», то для него выставляют очень высокий прайс. Мы за прозрачное ценообразование: у нас есть калькулятор, где за пару секунд можно узнать цену своего праздника. Таким образом мы убираем ивент-агентства из цепочки и работаем с клиентами напрямую.
Раньше мы думали, что можем провести корпоратив на 60 человек максимум, но в декабре провели для 160 участников. А совсем недавно нам пришел запрос на 2 тысячи человек.
В феврале мы планируем запустить вечеринки в одном-двух новых городах. На старт в новом городе мы закладываем по 500 тысяч рублей — с расходами на маркетинг и материалы. Пока мы не работаем по франшизе, а запускаем представительства, чтобы всё происходило через нашу платформу. Так нам пока проще, чем кого-то обучать. Кроме того, мы выкупили домен painty.com и думаем про запуск в Европе.

Каких рисков вы опасаетесь больше всего?

Что касается конкуренции — на Западе аналогичные компании проводят примерно 200 таких мероприятий в день в одном городе. А мы проводим намного меньше.
Нашу идею скопировали, наверное, уже компаний 50–60, но 90 процентов из них закрываются после первого мероприятия. С виду это очень простая бизнес-модель: купить краски в магазине, мольберты, найти ресторан и художника — всё это не проблема. Все так думают, а потом оказывается, что никто не хочет платить за их продукт. Нужно создавать очень качественный сервис и очень крутой формат. Например, при подборе ведущих у нас конкурс 300 человек на место (всего в Painty работает семь ведущих — прим. «Бумаги»). Кроме того, без IT-решений невозможно дешево продавать. Словом, есть много нюансов.
Может ли пропасть интерес у людей к нашему проекту? Вообще-то искусство было всегда, и люди всегда писали картины. Так что тут всё зависит только от нас и того контента, который мы создадим. В кризис сфера развлечений только растет, потому что людям нужно отвлекаться от стресса, а наш проект в этом помогает — это и есть антистрессовая терапия.

Что бы вы сейчас сделали по-другому?

Я благодарен своему фэйлу с предыдущим проектом, он меня многому научил. Очень круто получить неудачный опыт. Я не могу сказать, что он был совсем не успешным — мы были самоокупаемыми и делали очень много уборок — но может быть, я не смог привлечь инвестиции на развитие, сделал ошибки в разработке платформы. Например, мы реализовали платформу GetTidy на готовой CMS-системе, а для Painty мы создаем самописную. Я научился маркетингу у собственных проектов. GetTidy — это полигон для экспериментов, а в Painty я уже знал, что и как лучше делать. Поэтому существенных ошибок удалось избежать.
У меня не получилось полностью продать GetTidy. Мне поступали предложения, но за совсем маленькие деньги — до полумиллиона рублей — хотя только разработка стоила несколько миллионов. Я решил сделать из этого клиентскую платформу: ты можешь заплатить, грубо говоря, 500 тысяч рублей, и мы запустим для тебя GetTidy в любом городе. Так я рассчитываю со временем вернуть деньги, потраченные на запуск моего первого проекта.

button