Как устроен НОД. Журналист «Бумаги» на месяц стал активистом движения

За последние четыре года жители всех крупных городов России привыкли к активистам НОД. Почти каждый день участники движения проводят уличные акции и пикеты, на которых восхваляют Владимира Путина и призывают освободить страну от американской оккупации. По словам организаторов движения, в НОД состоит 160 тысяч россиян, но о том, как оно устроено изнутри, до сих пор почти ничего не известно.

Кто и почему состоит в НОД, платят ли активистам за любовь к Путину и что представляет собой движение на самом деле — журналист «Бумаги» внедрился в НОД и прожил месяц жизнью рядового активиста.

Как я вступил в НОД

Петербург, улица Ломоносова. Здесь, на углу с набережной Фонтанки, расположен филиал российского Центробанка. Еженедельно по пятницам, с 16:30 до 18:00, его пикетируют активисты НОД. Они уверены, что ЦБ работает на «врагов России».

3 марта активистов всего трое: полная женщина лет 45 в мешковатой шубе и шапке с меховым цветком сбоку и двое пожилых мужчин в потрепанных пуховиках. Одному около 60 лет, второй гораздо старше, с длинной седой бородой.

Их видно издалека. Члены НОД раздают газеты с портретом Путина на обложке, кричат вслед прохожим «За суверенитет России!» и размахивают флагами, расцвеченными в краски георгиевской ленты. Петербуржцы на них особо не реагируют. Студенты посмеиваются над протягивающими газеты нодовцами, а люди постарше просто проходят мимо. Обращают внимание на активистов в основном пенсионеры. Они подходят к тройке и затевают разговор о судьбе России.

— Чего стоите? — спрашивает активистов скромно одетая женщина лет 65, быстро переводя взгляд с одного на другого и обратно.

— За Путина стоим. Поддерживаем.

— Так чего стоять? Все и так за него. Мои знакомые, друзья, мы все ходили голосовать за него.

Нодовцы одобрительно кивают пенсионерке. Заходит разговор о последних новостях, и активисты рассказывают о фильме Навального «Он вам не Димон». Они уверены, всё сказанное в нем — вранье.

— Навальный учился в США. Он агент США, и понятно, в чьих интересах работает. А мы и так Америке платим дань. Миллиард в день, представляете? — поясняют активисты.

— Миллиард в день? А зачем платим?

— Законы у нас такие.

После обсуждения «американской дани» и «мертвой» современной молодежи пенсионерка получает от активистов официальную газету НОД, в которой рассказывают, что Россия — колония США, и уходит. Вместо нее подхожу я и говорю, что хочу вступить в движение.

Без каких-либо вопросов мне буднично выдают потрепанный плакат, который призывает ЦБ опустить базовую кредитную ставку до нуля. Уже через минуту я стою рядом с активисткой Татьяной; она держит плакат, уверяющий, что Лукашенко сотрудничает с «укрофашистами».

Кажется, что нодовцы сегодня собрались здесь исключительно для того, чтобы встретить меня. Активисты крутятся вокруг, жмут руку и по очереди фотографируются со мной. Уже через несколько минут опытные нодовцы называют меня Пашенькой.

В остальном акция проходит буднично: мы раздаем газеты и с десяток раз фотографируемся. Ровно в 18:00 активисты как по команде прячут флаги и плакаты и медленно бредут в сторону метро. Татьяна говорит своим пожилым единомышленникам: «Вот видите, молодежь приходит. Не зря стоим».

Так начался мой месяц в НОД.

Как проходят рядовые акции НОД

Владимир с детства мечтал о море. Но моряком у него стать не получилось и на протяжении жизни он сменил с десяток рабочих специальностей: от стропальщика до наладчика медицинского оборудования. Сейчас Владимиру за 70, он уже несколько лет на пенсии и, по собственному признанию, у него всего два важных дела в жизни: отвести внука в школу и бороться за суверенитет России в рядах НОД. О мечтах о море теперь напоминает лишь вытатуированный в молодости якорь на кисти.

В НОД пожилой петербуржец вступил около года назад, когда наткнулся на сайт движения и зачитался его программой. Однако на акции ходить начал только недавно: после заполнения анкеты участника на сайте НОД с мужчиной никто не связался и он несколько месяцев не мог найти контакты других активистов.

В итоге всё сложилось благополучно и теперь Владимира можно встретить по четвергам на улице Ломоносова, а также на пересечении Невского проспекта и Малой Садовой на традиционном воскресном митинге НОД.

На трех таких еженедельных акциях я стоял плечом к плечу с Владимиром. Все они проходили по одному и тому же сценарию.

Около 13:00 мы быстро крепили многометровый потрепанный баннер с надписью «Путин — наш национальный лидер», становились за него, брали стопку пропагандистских газет и пытались их раздавать. Если газеты раздавать не хотелось, можно было взять из общей кучи один из старых потрескавшихся плакатов. Так, среди прочего, я стоял на акциях с плакатами «США, руки прочь от Киевской Руси» и огромной фотографией Путина в ушанке с надписью «Как там наша Аляска?». Было неуютно.

Иллюстрация: Екатерина Касьянова

— Путин — национальный ***** (гомосексуал, пренебр. – прим. «Бумаги»), — крикнул проходящий мимо панк, рифмуя нодовский лозунг.

— Иди отсюда, провокатор. Ну вы посмотрите на него, — ответили активисты.

Панк уходить не захотел. В ответ он начал лишь петь песню Noize MC «Из окна» и трясти косматой головой прямо перед портретом Путина.

Другие прохожие реагировали на нас спокойнее. Петербуржцы интеллигентного вида подходили и пытались пристыдить — мы в ответ их называли белоленточниками. Каждый час не меньше трех туристов из Европы и Китая делали на нашем фоне селфи. Иногда подходили полицейские и фотографировали нас — мы общались с ними предельно вежливо, а после их ухода обсуждали, что они наверняка поддерживают НОД в душе.

При этом наши газеты брали только пенсионеры и дети. Большинство же из нескольких тысяч людей, которые проходили мимо нас по Невскому проспекту за два часа акции, просто не обращали внимания на красочную ватагу нодовцев. Почти каждый из нас держал огромный флаг в георгиевскую ленту и плакат про американских угнетателей, и казалось, что на акции нас не меньше полусотни.

На деле на пикеты чаще всего приходило по три-шесть человек, а в самые удачные дни — не больше 15–20 активистов, которые, видимо, и составляют весь актив НОД в Петербурге. Почти половина из них — пенсионеры с избытком свободного времени и ностальгией по СССР. Также на акции ходили несколько очень скромно одетых петербуржцев за 40 и парочка студентов-патриотов.

Было еще несколько полумифических персонажей вроде «Толяна» — 40-летнего мужчины, который даже в +3 ходит по Петербургу в шортах, и знаменитого гееборца Тимура Булатова, обвиняющего в петербургском теракте Павла Дурова и ЛГБТ-активистов. Однако с ними за месяц моего участия в НОД на акциях мы так и не пересеклись.

Несмотря на внешний эффект, изнутри акции движения выглядят предельно скучно. По атмосфере они больше всего напоминают посиделки пенсионеров на даче. Политику здесь не обсуждают, чаще просто молчат. А если и разговаривают, то о болях в спине и успехах внуков в школе.

— Знаешь, у меня племянница в Амстердаме живет, еще одна родственница — в Гааге, другие — в США, — говорил мне неудавшийся моряк Владимир на одном из воскресных митингов.

— Да, вы рассказывали уже на прошлой акции.

— Племянница переехала туда уже больше 20 лет назад и работает главным программистом в конторе, — продолжал он.

— И как им там, за границей? Не хотят вернуться, чтобы вместе с вами за Россию бороться?

— Нет, им там нравится. Там хорошо.

Во что верят нодовцы

Первые активисты НОД появились на российских улицах осенью 2012 года вскоре после «болотного дела». Идеологию движения, которую создал депутат Госдумы Евгений Федоров, можно коротко описать одной фразой: во всех бедах России виноваты США.

Это Америка поднимает тарифы и вводит новые налоговые сборы, управляет СМИ и заставляет Госдуму принимать невыгодные россиянам законы, а также выводит школьников на митинги. Более того, в НОД считают, что Майдан в Украине и конфликт в Донбассе — следствие фактически открытой войны, которую ведут США против России. Теракт в петербургском метро — одно из проявлений этой войны, уверены в движении. По данным активистов, в его подготовке участвовали американские спецслужбы.

В теорию о всемогущих врагах из Америки НОД вписывает абсолютно все проблемы России и никогда не отходит от официальной линии государства. Протестующих дальнобойщиков объявляют скрытыми украинскими террористами, вышедших на акции студентов — сатанистами, а коррупционеров — агентами США. Более того, вслед за заявлениями Кремля Сирия становится для НОД главным для страны фронтом, а Трамп превращается из героя России в предателя.

По их мнению, широкие полномочия американцев закреплены законами: после распада СССР Россия приняла написанную «западными советниками» Конституцию и стала колонией США. Управляют страной они с помощью многочисленной «пятой колонны», ЦБ, СМИ и оппозиционеров вроде Алексея Навального.

Противостоит оккупации считанное количество россиян, а главный борец с американцами — Владимир Путин, говорит нодовская мифология. За 16 лет у власти он сделал многое, но окончательно освободить Россию просто физически не может. «Его сразу скинут американцы. Да и Госдума, в которой засела „пятая колонна“, не даст этого сделать», — объясняют нодовцы в своих агитматериалах, называя Путина мировым революционером.

Выход из ситуации в НОД видят один — провести референдум по изменению Конституции и вычеркнуть оттуда пункты о главенстве международного права и отсутствии идеологии. А также наделить Путина чрезвычайными полномочиями. Например, ввести уголовное наказание для чиновников, которые по воле американцев не выполняют указы Путина.

При этом после избрания Трампа конфликт с США только обострился, уверены в НОД. Более того, недавно активисты заявили, что в последний момент предотвратили в России «переворот на волне трампомании». Главным действующим лицом в заговоре должен был стать Дмитрий Киселев.

Кто придумал НОД

Создал НОД и его путаную идеологию Евгений Федоров — депутат Госдумы с внешностью школьного учителя информатики.

Евгений Федоров

Будущий единоросс родился и вырос в Ленинграде, служил в Афганистане и на Байконуре, а в политику пришел в 1989 году в 26 лет. С тех пор Федоров был депутатом пяти созывов Думы и сменил несколько госдолжностей. В том числе он был замминистра по атомной энергии.

По словам Федорова, он всегда понимал, что Россией управляют американцы. «Да, Госдума только принимает написанные на Западе законы. Но работать мне этот факт не мешал. Как не мешал этот факт мне вставать и бриться по утрам», — пояснял сам Федоров.

Вместе с тем известен депутат стал не своей многолетней службой, а неудачей на дебатах с Навальным, в ходе которых впервые прозвучала фраза «Партия жуликов и воров», созданием НОД и тем, что был инициатором сразу нескольких резонансных законопроектов. Среди них закон Димы Яковлева, закон об иностранных агентах, запрет «пропаганды гомосексуализма» и так далее. Все эти законы Федоров считает результатами своей работы в «тылу врага» и первыми шагами на пути освобождения России от «американского ига».

При этом депутат в принципе приписывает большинство изменений в российской действительности себе и своему движению. Так, по данным лидера НОД, активисты предотвратили в России несколько заговоров и революций, побороли «пятую колонну» и даже участвовали в медиаскандалах. Например, добились смены руководства РБК.

Кроме Федорова и его верной помощницы Марии Катасоновой, которая постоянно мелькает в СМИ, ярких лидеров у НОД практически нет. Однако некое подобие вертикали власти у движения все-таки существует.

На бумаге в НОД есть «идеологический комитет», юридическая служба, ответственные за сбор гуманитарной помощи и работу с предпринимателями, газета и даже своя, но малоактивная партия «Национальный курс». Однако, по словам самих нодовцев, комитеты собираются раз в несколько месяцев и всё движение держится на рядовых активистах.

Кто состоит в НОД

Каждый будний день мастер спорта по смешанным единоборствам Василий Веселов встает в 6 утра и едет на работу на металлургический завод. Однако главным делом в жизни он считает совсем не это, а организацию патриотических акций. Это входит в его обязанности заместителя начальника штаба НОД по Новосибирску.

В НОД Веселов вступил после украинского Майдана, чтобы не допустить его повторения в России. «Нам важно снижать градус протестных настроений в городе. Современная Россия несамостоятельна, — утверждает Веселов. — Мы платим дань деньгами, детьми, учеными, ресурсами. Наши СМИ работают на уничтожение народа. У нас 50 % разводов, большинство детей с психическими расстройствами, подростки не уважают старших. В общем, полная деградация культуры. Поэтому я и в НОД».

Штабы НОД сейчас действуют во всех мало-мальски крупных городах России: активисты выходят на митинги в Москве и Новосибирске, пикетируют консульство США в Петербурге и приходят поспорить на акции оппозиционеров в Барнауле.

Иногда такие споры перерастают в стычки. Только за последний год СМИ писали о нападениях НОД на Алексея Навального, Людмилу Улицкую, петербургского фотографа Давида Френкеля и даже школьников. Сами же нодовцы все обвинения отвергают, заявляя, что нападавшие не были нодовцами. Более того, они подчеркивают, что борются за изменение России исключительно законными методами.

Всего в России уже больше 200 штабов НОД. Общее количество активистов, по данным лидеров движения, превышает 160 тысяч. При этом сам Федоров и его сторонники уверены, что на самом деле нодовцев еще больше. Например, они считают своим соратником Владимира Путина — его они называют истинным лидером движения — и большинство силовиков.

На первый взгляд кажется, что НОД объединяет самых разных людей. Мы опросили активистов из восьми регионов России и выяснили, что в движении состоят и 24-летняя девушка-пекарь из Нижнего Новгорода, и 28-летний художник, чья скульптура газели украшает один из вокзалов Красноярского края, и 37-летний охотник из Воронежа. Среди сторонников движения есть и хипстеры из Москвы, иногда получающие благодаря Федорову мелкие должности в Госдуме, и одинокие пенсионеры из Владивостока. Все они считают себя революционерами и «носителями правды», которые должны победить США.

При этом стать активистом и вступить в ряды НОД очень просто. Для этого достаточно заполнить анкету на сайте или просто прийти на одну из многочисленных акций. Например, в Петербурге в неделю проходит четыре-пять пикетов НОД.

Однако рассчитывать на какие-то громкие свершения новому активисту не приходится. Вся активность НОД ограничивается почти ежедневными акциями на 3–15 человек с лозунгами вроде «Родина! Свобода! Путин!» и «Наша страна — наши правила», а также бурным обсуждением последних политических новостей в соцсетях.

В официальной группе движения больше 10 тысяч подписчиков, у Евгения Федорова — под 80. На этих страницах активисты хвалят Сталина и обсуждают заговоры «мировой закулисы», проклинают «боевиков Навального» и развал СССР, спорят, есть ли у Путина клоны или он успевает всё без них, а также часто жалуются на то, что их родные в лучшем случае совсем не разделяют страсть к НОД, а в худшем — считают сумасшедшими поклонниками конспирологических теорий.

Есть свои страницы с куда меньшим числом подписчиков и у каждого из штабов. При этом количество ячеек НОД в городе не ограничено и, чтобы открыть собственную, нужно лишь найти трех единомышленников. Например, в Петербурге штабов НОД сразу два. Самым многочисленным из них руководит 46-летний предприниматель Алексей Степанов.

Кто руководит рядовыми нодовцами

Глава петербургского штаба совсем не похож на обычного нодовца. Он владеет несколькими точками по продаже книг, по памяти цитирует философа Джона Локка и сравнивает свой жизненный путь с судьбой Достоевского.

Алексей Степанов родился в Перми в шахтерской семье. В детстве был пионером и комсомольцем и уже тогда интересовался политикой. «В 10-м классе я вел кружок политинформации в школе: по радио раз в неделю разоблачал капитализм, американскую буржуазию», — поясняет он.

После школы Алексей планировал продолжить семейное дело и приехал в Петербург поступать в Горный институт на инженерную специальность. Но СССР рухнул и инженеры стали маловостребованы. Вместо шахты Степанов выбрал книги, которые обожал с детства.

— В 90-е я занялся книжным бизнесом, но еще в качестве простого закупщика. Отправлял книги знакомым и родственникам из других городов, получал за это свои 500 долларов в месяц, снимал однокомнатную квартиру да и жил спокойно. Так я обрел себя через предпринимательство, — объясняет он.

В 2000-х в России начался экономический рост и семья будущего нодовца с каждым годом могла позволить себе всё больше: путешествия в Таиланд и Швейцарию, машину, квартиру. Эти блага, как и общее развитие страны, Степанов объясняет исключительно ролью Владимира Путина.

Иллюстрация: Екатерина Касьянова

В сам НОД Алексей шел долгим путем. Первым шагом стала автобиографическая книга экономиста Джона Перкина «Исповедь экономического убийцы». Критики обвиняли ее в фактических ошибках и конспирологических домыслах, но Степанов полностью поверил в рассказ о том, как агенты США внедряются в экономику других стран и уничтожают ее, закрывая крупные предприятия. Сейчас активист уверен, что то же самое происходило и в России после распада СССР.

После книг об американских агентах Степанов увлекся идеями Николая Старикова, а в 2012 году вступил в НОД. Сейчас петербуржец считает, что в США живут «человеческие обрубки», а его движение спасает Россию.

— НОД — это скорее идеология. Мы занимаемся политикой: помогаем распространять хорошие идеи. Мы берем не численностью, а мировоззрением. Наша общая идея объединяет половину России. Для НОДа я всегда нахожу время. И делаю это не вразрез семье, а ради них. Моим детям здесь жить, а как они будут в оккупированном государстве нормально жить? Не хочу, чтобы они нищенствовали или гибли на Донбассе от снарядов, — поясняет он.

При этом Степанов признает, что в условиях экономического кризиса участие в таких провластных движениях, как НОД, может иметь и материальные перспективы.

— Занимаясь НОДом, я строю себе перспективу. Может, мне предложат какую-то политико-общественную должность — буду только рад. Не вижу ничего сложного в политике. Можно пойти, но я не хочу делать то же самое, что и депутаты нынешние. Они занимаются представительской властью: обещают что-то кому-то, выборы организовывают. Нет, конечно, если скажут, что это нужно для страны, то всё сделаю. Но я хочу делать действительно что-то полезное, настоящее, — объяснил он, подчеркивая, что абсолютно ко всем российским партиям относится одинаково негативно. Ведь и ЕР, и «навальнисты» финансируются из-за рубежа врагами России, уверен Степанов.

Сколько я потратил за месяц в НОД

Согласен с ним и Валерий. Невысокий крепкий строитель лет 55 регулярно ходит на акции, несмотря на проблемы со здоровьем и многомесячный больничный на работе. В НОД он уже больше года, а до этого состоял в другом патриотическом движении с конспирологическим налетом — партии «Великое отечество» (ПВО) Николая Старикова. Одной из главных причин для постепенного перехода НОД он считает то, что участие в движении практически не требует денежных затрат.

— В ПВО я потратил за всё время почти 50 тысяч, представляешь? А здесь ни взносов, ничего, — жаловался он, когда мы вместе стояли на Невском с плакатами во славу Путина.

Действительно, за месяц в НОД я потратил всего 500 рублей: сдал на подарок к 8 Марта одной из активисток. При этом за то же время мне совершенно бесплатно вручили флаг и килограммовый набор агитматериалов — листовок и газет.

Однако проблемы с финансированием все-таки сказываются. Большинство агиток бывалые активисты печатают на собственные средства и поэтому годами выходят на акции с одними и теми же потертыми плакатами и раздают старые газеты. В марте 2017 года мы стояли на акциях с материалами за 2016 год.

— Наш принцип — отсутствие централизованного финансирования. НОД — это движение снизу вверх, — пояснял Евгений Федоров. При этом у самого депутата такое финансирование, возможно, есть.

Как глава НОД связан с миллионными грантами

По просьбе «Бумаги», финансирование НОД проанализировала международная антикоррупционная организация Transparency International.

Специалисты отметили, что российские проправительственные движения, заявляющие об отсутствии централизованного финансирования, часто получают средства через развитую сеть непубличных некоммерческих организаций и гранты. Примером, по данным организации, могут служить проект «Сеть» или «Офицеры России». Такая схема финансирования позволяет им скрыть реальные объемы полученных и расходуемых средств.

Среди организаций, с которыми связан лидер НОД Евгений Федоров, также есть ряд получателей президентских грантов. Например, Институт экономики и законодательства, который часто упоминается на официальном сайте Федорова, трижды получил грантовую поддержку. В 2014 году — 6,5 млн рублей на «разработку и адаптацию сетевой модели управления в государственных органах в целях улучшения диалога общества и власти», в 2015 году — больше 6 млн на проект «Войны нового типа: актуальные вызовы обеспечения национальной безопасности России и противодействие невоенным технологиям десуверенизации государства» и 4 млн в 2016 году — на проект «Методология и методика формирования системы патриотического воспитания граждан: мировой и российский опыт».

Другие связанные с депутатом организации — Московское областное общественное движение в поддержку развития демократических реформ «Русь» и Центр научно-изыскательной и правовой поддержки субъектов таможенного права — также получали гранты. При этом ни у одной из них нет собственного сайта и опубликованной информации о реализации проектов. Сам Федоров подтверждал, что связан с грантополучателями, но подчеркивал, что НОД у них денег не берет.

Инфографика: Анна Леканова

Также НОД собирает пожертвования через два банковских счета, но никакой вменяемой финансовой отчетности не предоставляет. По данным самого движения, только на помощь Новороссии НОД получает от 47 до 329 тысяч рублей в месяц.

В Transparency отмечают, что фактически в такой схеме финансирования нет ничего незаконного, но она создает возможность для сокрытия средств.

— При использовании финансирования деятельности через «непубличные» некоммерческие организации мы как налогоплательщики фактически не можем представить, насколько эффективно и как именно были потрачены средства, выделенные некоммерческим организациям. Это сигнализирует о низком уровне прозрачности НОДа, при этом открытая финансовая отчетность на деле всегда способствует притоку пожертвований от физических и юридических лиц, — пояснили в организации.

При этом борцы с коррупцией отмечают, что НОД не нужны большие деньги, чтобы поддерживать свою активность на текущем уровне. По оценке Transparency, движению достаточно 300–400 тысяч рублей в месяц.

Один из руководителей штабов НОД в разговоре с нами фактически согласился с такой оценкой, указав примерную цифру в 200 тысяч рублей в месяц.

— Центральный штаб нам может только книги, листовки, плакаты и флаги выдавать. Хотя большую часть мы делаем сами: каждый, например, скидывается по 50–100 рублей. Это на простые картриджи для принтера, бумагу и прочее. У нас материальная фаза — это не главное. Зарплат ни у кого нет, — подчеркнул он.

Действительно, если верхушка движения и распоряжается многомиллионными грантами, то до рядовых нодовцев эти деньги не доходят. Например, за месяц участия в движении мне ни разу не предлагали какой-либо финансовой помощи.

Инфографика: Анна Леканова

Как нодовцы проводят 8 Марта

8 марта отличалось от предыдущих выходных и праздничных дней — традиционного митинга НОД на пересечении Невского и Малой Садовой не было. Вместо брошюр с портретами Путина там раздавали листовки с лозунгами против эксплуатации женщин, а 15 провластных активистов на улице сменили несколько сотен феминисток и феминистов. Перекресток пестрел выкрашенными в ядовитые цвета прическами, яркой одеждой и плакатами с лозунгами вроде «Умри, патриархат».

Со Смольным акцию феминистки согласовывать не стали и почти сразу начались задержания. Первой в автозак отправилась девушка лет 20 с розовыми волосами и в пальто с огромной красной надписью Love на спине. Несмотря на аресты и угрозы полиции, активистки прошли маршем по Невскому и даже дошли до Дворцовой. Оттуда они спокойно разошлись по домам.

В это время активисты НОД совсем не пытались помешать феминисткам, которых в движении чаще называют «сатанистками», а скромно стояли на Марсовом поле. Нас было всего шесть-семь человек. Пара пенсионеров, несколько активистов за 40 и я.

Мы мерзли и пытались раздавать газеты, параллельно я спорил с опытным нодовцем Андреем — преподавателем физики и информатики, который среди прочего выступает против рок-музыки и мультфильмов Disney, а также считает, что всем в мире управляет семья Ротшильдов.

— Вот послушай меня, люди живые или мертвые? — спрашивал он.

— Живые, конечно.

— А хочешь я тебе докажу, что мертвые? Человек не может воспроизвести себя, это может только семья. Поэтому с биологической точки зрения человек мертв. И только семья — живая.

— Но это же просто форма размножения, это не значит, что он мертв.

— ***** [матерное междометие], я ему говорю, а он не понимает, ***** [матерное междометие]. Понимаешь, ***** [матерное междометие], вот бывают люди, которым хоть объясняй, они всё равно не поймут. Вот ты когда поссышь, твоя моча тоже живая?

После этого физик, продолжая сыпать руганью, начал рассказывать, что одинокие люди, феминистки и бизнесмены — биороботы и несчастные люди, которые живут бессмысленной жизнью. Всё это он объяснял на примере интернет-протоколов и материнских плат, вставляя в речь множество терминов.

Иллюстрация: Екатерина Касьянова

О своем участии в НОД он рассуждал менее охотно.

— Знаешь, зачем мы здесь стоим? Чтобы враги России, оппозиционеры и ЛГБТ не могли согласовать свои акции и прийти сюда. Мы стоим на страже, ведь враги повсюду, — говорил он мне, пока одна из активисток лет 40 включала на кассетном магнитофоне музыку. Акцию, приуроченную к 8 Марта, мы почему-то завершали под «Вставай, страна огромная», гимн России и цитаты Путина.

Задачу «занять улицы» перед НОД ставил и Евгений Федоров. Более того, он заявлял, что за последние четыре года НОД «прогнал с них пятую колонну», проводя по 15 тысяч акций в год.

На деле же любая мало-мальски массовая акция идеологических противников ставит НОД в тупик. Так было 8 марта, когда нодовцы не пошли на Малую Садовую, занятую феминистками, и 26 марта во время самых многочисленных за последние годы протестов. В НОД этот день окрестили началом Майдана в России, который, по данным активистов, может произойти уже в ноябре 2017 года.

Как НОД боролся с протестами 26 марта

26 марта по всей России прошли антикоррупционные митинги, посвященные расследованию Навального «Он вам не Димон». На Марсовом поле в Петербурге, по разным оценкам, собралось от 3 до 10 тысяч человек. Не проигнорировали акцию и сторонники НОД. Их собралось удивительно много, порядка 30–50 человек.

Однако нодовцы вышли не для того, чтобы критиковать действующую власть. Наоборот, они организовали сцену — клочок земли, огороженный колонками, — и начали громко рассказывать о необходимости сталинских репрессий, достижениях Путина, а также о глупости либералов вообще и Навального в частности.

Когда вокруг мемориала в центре площади стало тесно, участники антикоррупционного митинга пошли знакомиться с нодовцами. То и дело кто-то из активистов НОД оказывался в кольце любопытных, которые вежливо, но с напором интересовались, что представители патриотического движения думают о коррупции в России. Смущенные неожиданным вниманием, нодовцы сбивчиво спорили с оппонентами — впрочем, тоже преимущественно вежливо. На спонтанно организовавшиеся дискуссионные кружки хмуро смотрели казаки в мокрых папахах, следившие за порядком на митинге. Люди с кроссовками и резиновыми уточками на шее смешались с другими, украшенными георгиевскими лентами, как на причудливом карнавале, — но, кажется, они так ни о чем и не договорились.

При этом в соцсетях события того дня нодовцы подавали совсем не так. В своих официальных отчетах об акциях они писали, что большинство митингующих после бесед с активистами движения одумались и уже в ближайшее время присоединятся к НОД.

Почему НОД сам не может собрать многотысячный митинг

Не удается НОД собрать людей и на собственные значимые акции. Так было 18 марта, когда петербургские активисты пытались отпраздновать годовщину присоединения Крыма к России. Но на нее вышло не больше 20 человек и всё ограничилось серией одиночных пикетов на Невском. На следующий день НОД провел еще и митинг на Малой Садовой, на которой ораторы буднично обвиняли во всем Америку и ее шпионов, объявляли ДНР и ЛНР святой землей и требовали вернуть Аляску. На акцию пришли всё те же 15 человек.

— А почему так мало людей? — спрашивал собравшихся незнакомый мне активист лет 30.

— Ну не ходят люди на акции, спят по домам. А вы сами-то когда последний раз были? — отвечала ему горстка нодовцев, которые не пропускают ни одной акции.

— В 2015 году.

Иллюстрация: Екатерина Касьянова

Однако неудаче на «крымской» акции быстро нашлось объяснение: виноваты американцы. «Они сказали Полтавченко, чтобы не было ничего массового», — пояснила мне одна из активисток, добавив, что внутри самого движения есть шпионы, которые тоже не дают вывести на улицы много активистов. Согласен с рядовыми участниками Федоров, который много раз заявлял, что до «окончательной победы НОД» осталось один-два года.

Не унывают нодовцы и после самых заметных акций оппозиции. «На них собираются „боевики Навального“, геи, сатанисты, белоленточники и „пятая колонна“. Конечно, эти акции для них победа. Они победили в сражении, но мы победим в войне. С каждой нашей акцией суверенитет России всё ближе. Остался всего год. Если в 2018 году Путин станет президентом, Америке — кирдык», — сказал мне пожилой активист Валерий и, пожаловавшись на больные ноги и ссору с женой, побрел домой с очередного пикета.

Так закончился мой месяц в НОД.

Текст написан при участии Евгения Антонова.

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.