Сбежавший из Петербурга в Киев оппозиционер — о нежелании отбывать срок за свои убеждения

Член петербургского отделения Национал-демократического альянса Андрей Кузнецов попросил политического убежища в Украине. Активист открыто поддерживает события на Майдане и ведет группу #Orange — дайджест оппозиционных текстов, в основном праволиберальной направленности.

Оппозиционер объяснил «Бумаге», зачем ему статус беженца и почему в Киеве он чувствует себя безопаснее, чем в Петербурге.

Андрей Кузнецов прилетел в аэропорт Борисполь 16 июня, там он обратился к пограничникам с просьбой предоставить ему политическое убежище. В официальном сообщении пограничной службы Украины говорится, что молодой человек «активно поддерживал политические взгляды украинцев и сейчас он опасается преследований на территории России, где, по словам россиянина, ему грозит до 15 лет лишения свободы».


Андрей Кузнецов

Член Национал-демократического альянса

На паспортном контроле меня остановили с вопросом, есть ли у меня приглашение. Повод был формальный, поскольку депортации дожидались люди даже с полным пакетом документов: с подтверждением аренды жилья, билетом обратно, официальным приглашением. Мне пришлось просидеть в аэропорту двенадцать часов, ожидая рейса на Петербург. К счастью, мне помогли ребята, которые занимаются «продавливанием» в Раде вопроса об облегченном получении вида на жительство россиян, лояльных событиям в Украине. Помогли люди из движения «Без заборов», которым удалось дозвониться до Виктора Ющенко. Он принял непосредственное участие в решении моего вопроса: только после его звонка, уже за час до вылета, ситуация стала решаться.

Мне было предложено просить политическое убежище. Это радикальный шаг: мысль о том, чтобы уехать насовсем, меня пугает. Принять решение нужно было за минуту, поэтому оно было не осознанным решением, а вынужденным, принятым под давлением обстоятельств.

Так что мне угрожает действительно серьезный срок по новому законодательству, а мне не хочется прожить жизнь в тюрьме
Я являюсь членом Национал-демократического альянса, в программе которого на данный момент есть пункты, подпадающие под экстремизм, сепаратизм и так далее. Хотя мы говорим лишь о равенстве прав регионов и национальных интересов народов, в том числе и русского; о появлении национального представительства в органах власти, как имеют их национальные республики. Мои тексты на эту тему в открытом доступе, так что, по новому законодательству, мне угрожает действительно серьезный срок, а прожить жизнь в тюрьме не хочется.

Я не являюсь крупной медийной фигурой, но все же через социальные сети распространяю информацию, состоящую в основном из новостей официальных источников. У нас всегда собственное мнение по событиям в России. Охват моего паблика «ВКонтакте» в месяц составляет около 2 миллионов читателей — и это еще одна причина уехать. Очень многие удивлены, что я еще на свободе. Когда знаешь, что сажают не за действие, а уже за слова, то не стоит ждать, когда придут за тобой. А придут когда-нибудь. Нельзя отдавать свою судьбу в чужие руки.

Меня не смущают боевые действия в Украине. В Киеве нет полиции с автоматами, как они стоят, например, в Петербурге. Война если и идет, то на очень маленькой части Украины, и это совершенно не влияет на общество. Война идет в СМИ, интернете и нескольких районах двух регионов Украины. Меня не пугает, что мне могут отказать в убежище. Я теперь могу начать делать то, чего не мог в России. В Украине для оппозиции появляются невероятные для российских реалий возможности. Сейчас я живу у друзей, путешествую по квартирам. К моему удивлению, ситуация не доставляет мне дискомфорта. Наверное, сказывается тот факт, что здесь нет вероятности ареста за слова и мысли.

ТЕГИ: 

ГЛАВНЫЕ НОВОСТИ