Как студенты и преподаватели «вышли» в онлайн
В интернет постепенно уходит всё: от службы доставки суши до библиотек — потому что быстрее, проще и всегда под рукой. То же происходит и с образованием. «Бумага» поговорила со специалистами в области e-learning и узнала, какие преимущества для студентов готовит дистанционное обучение и почему в традиционной системе образования — «никакого рок-н-ролла».  
Иллюстрации: Катя Касьянова
Технологии электронного обучения, e-Learning, сейчас применяются как в виде чисто дистанционного образования, когда вся или практически вся программа реализуется через Сеть, либо как часть классического обучения (Blended Learning). Методы e-Learning начали развиваться ещё в 60-х годах прошлого века. Первым университетом дистанционного образования стал The Open University в Великобритании, открытый в 1969 году указом королевы. Полноценно он заработал в 71-м году, с тех пор через его программы прошло около 1,6 млн человек. В России электронное обучение стало зарождаться с 1995 года, когда была утверждена Концепция создания и развития системы дистанционного образования в России. Однако активно рынок начал развиваться только в начале следующего века. Уже сейчас существует большое количество дистанционных программ высшего образования, которые предоставляют диплом и в целом мало отличаются от очного обучения. Ещё более популярна форма  послевузовского образования, которая позволяет состоявшимся специалистам совершенствовать свои знания. — Людям не нужно отрываться от своих текущих дел, сокращать время общения с семьёй и друзьями, брать учебные отпуска, тратить время и деньги на дорогу до института. Человек выделяет время исключительно на сам процесс обучения, институт находится буквально на расстоянии одного клика мышкой, — рассказывает заместитель начальника службы маркетинга Евразийского открытого института Владимир Ена. Другой плюс дистанционного обучения — его экономичность: e-Learning дешевле, чем традиционное образование, так как отсутствуют траты на аренду помещений и технический персонал.  

Edutament вместо учебного плана

Евразийский открытый институт (ЕАОИ) осуществляет электронное обучение с 98-го года. Образовательные программы — в основном это экономика, менеджмент, информационные технологии — предполагают дискуссии на форумах, в скайпе, онлайн-тренинги и трансляции лекций, решение кейсов и вебинары (семинары, осуществляемые посредством интернет-трансляции). Курсы строятся по принципу квестов, когда получить новое задание можно после выполнения предыдущего. — Таким образом, дистанционное обучение через интернет — это полноценная учёба, которая требует достаточных усилий, но при этом не является обременительной, поскольку воспринимается как игра, интеллектуальное развлечение, — рассуждает Ена. — Получается, что фундаментальное содержание учебного курса и развитие профессиональных навыков подаётся в форме эдьютеймента — развлекающего обучения. К использованию таких же нестандартных методов стремится и движение «Метавер», которое существует около пяти лет.  Оно состоит из нескольких независимых групп, которые занимаются разработкой образовательных проектов: организация школы Фонда Потанина и форсайта «Образование 2030», отбор студентов в Открытый университет Сколково (ОтУС), проведение баркэмпов, обучающих стартап-сессий и форсайт-сессий — в частности, для АвтоВАЗа, Академгородка, РЖД. То, чем занимается движение, не образование как таковое — долгосрочных образовательных программ у «Метавера» пока нет, а скорее демонстрация того, каким образование может стать, если отойти от устаревших программ и учебных планов и максимально приблизить приобретаемые знания к реальной действительности и практической работе.
Отбор в Открытый Университет Сколково: видеодроид транслирует происходящее в интернет. Фото: Тимур Аникин
— В России в определённый момент образование стало институтом социализации, а не обучения, — убеждён участник движения Алексей Волков. — Кто-то приходит в вуз за связями, кто-то — чтобы откосить от армии, кто-то — чтобы найти себе выгодную партию либо получить корочку для дальнейшей работы. Родители, отдавая детей в вуз, покупают, в первую очередь, некое будущее, а не образование. В реальности людям не так важно, какой там учебный план. Другой участник «Метавера» Тимур Аникин считает, что на  данный момент образование и наука развиваются порознь. Программы, реализуемые их командой, призваны такое положение исправить. — Не надо отделять образование от исследований, от науки, от бизнеса – современная жизнь сбивает все это в один поток. Ключевая задача наших проектов — сделать так, чтобы люди поняли, как учиться самостоятельно, чтобы им это было интересно, — объясняет Тимур. — Потому что проходит 3-4 года, появляются новые профессии, которым раньше не учили, и внедрять планы в вузах становится очень неэффективно, потому что это негибко, небыстро. Так учиться скучно и никакого рок-н-ролла.
Дмитрий Песков — бывший участник проекта, соавтор форсайта «Образование 2030». Фото:Валентина Беспрозванных
Поэтому важным принципом образования в «Метавере» считают асинхронность, индивидуальный подход, которые намного легче реализовать в электронном обучении, чем внедрить в систему классического, где такое нововведение потребует более существенных финансовых затрат. — Вы не привязаны ни к каким графикам и при желании можете пройти программу трёх «университетских» лет за полгода работы. А в университете может оказаться, что то, что вам интересно — это совсем не то, что может себе позволить вуз. Ради двух студентов никто не может позволить себе организовать новое поднаправление, — считает Алексей.
Летняя школа Потанина. Фото: Тимур Аникин
Хотя дистанционное образование не единственный и не основной метод «Метавера» (большинство схем реализуется в оффлайне), максимальное использование интернет-ресурса необходимо: это могут быть и видео-лекции, и онлайн-тестирования. Материалы, использованные в проектах, потом становятся доступны всем в Сети. Для онлайна «Метавер» также разрабатывает трек компетенций, то есть проверку способностей использовать умения и навыки, которыми овладел человек в процессе обучения.  

Преподаватель для прямого эфира

То, что по форме подачи многие программы e-Learning отличаются от классических вузовских, значит, что под такую систему должны подстраиваться не только обучающиеся, но и преподаватели. В этом смысле дистанционное обучение часто лишено какой бы то ни было иерархии: вчерашние студенты могут создать собственную программу, специалисты — дать курс по навыкам в какой-то узкой области. — Это должен быть преподаватель нового формата — специалист-практик, который способен к диалогу со студентами в Сети, — рассуждает Владимир Ена. Принцип «взаимообучения» стал воплощаться с самого начала — ещё с появления Open University. Получается, что человек должен так выучить предмет, чтобы в дальнейшем выступить в роли преподавателя и полученные знания передать другим слушателям. Это, в первую очередь, помогает самому студенту — он усваивает информацию намного лучше и эффективнее. Но с другой стороны, автор собственной электронной программы берёт на себя в чём-то большую ответственность, нежели педагог классической формы обучения. — Когда вы готовите онлайн-курс и работаете с большой аудиторией, право на ошибку гораздо меньше, потому что эта ошибка отразится на сотнях и тысячах, которые ваш курс будут смотреть. Это очень сильно стимулирует к контролю качества и к тому, чтобы в борьбе за внимание студентов «выживали» самые сильные курсы и преподаватели, — объясняет Алексей Волков из «Метавера». — Нас ждёт неожиданная форма коллективного самообразования, когда «студенты» начнут формировать сообщества вокруг курсов в обход самих вузов и будут встречаться в оффлайне, чтобы обсуждать, заниматься и обмениваться впечатлениями и рекомендациями.

Заменит ли е-learning классическое образование?

Конечно, электронное обучение имеет свои существенные минусы: нет коллектива, непосредственного контакта с преподавателем, той же социализации и связей. Александр  Назаровский уже имеет техническое образование и учится дистанционно на программе MIT «Электронные цепи и системы», чтобы, как говорит студент, освежить свои знания и заодно вынести что-то новое из американской программы. По его мнению, пока главный недостаток дистанционного образования — отсутствие живого общения. — Во многих курсах больше всего не хватает возможности спросить учителя, пояснить какие-нибудь непонятные моменты. И несомненно, чтобы заниматься удалённо, нужен определённый уровень самодисциплины и мотивация в отличие от традиционных занятий. Зато каждый ученик может заниматься в удобное ему время, в удобном темпе, пропускать темы, которые он уже знает.
Иллюстрация: Катя Касьянова
Кроме того дистанционный формат даёт шанс обучаться людям с ограниченными возможностями и проходить программы зарубежных вузов. — Сдвиг в сторону дистанта неизбежен, потому что дистант экономит ресурсы. Допустим дорога в университет занимает полчаса. Если группа из 24-х студентов не едет на лекцию, а смотрит её, то они экономят на группу 24 часа в день. За четыре недели они сэкономят 480 часов, — рассуждает Тимур Аникин. — В целом со времен Аристотеля технологические возможности несколько расширились. Если этого не замечают современные преподаватели, то заметит следующее их поколение. В то же время Тимур не верит в то, что дистанционное образование в России станет очень популярным: — Образование существует не в вакууме, а в нашем обществе, местами архаическом. Я считаю, что часть людей в России живёт  в  XXI веке, значительная часть — в XX и ещё часть — в XIX. Эпохи не совпадают. И надеяться, что все эти люди кинутся в дистанционное образование, я бы не стал. Для тех, кто всё-таки живёт в 21 веке, дистанционное образование, пожалуй, необходимо. Конечно, оно не станет институтом социализации и в этом смысле не сможет заменить классическое образование, но стать к нему дополнением — вполне. Некое широкое, всеобъемлющее представление о профессии, наверное, лучше получать в университете, но зато углублять, конкретизировать эти знания можно и дистанционно. Тем более, что сейчас количество таких программ стремительно растёт, и в бесконечном интернет-пространстве вполне реально найти подходящую. Да и от применения дистанционных технологий сейчас просто так не отмахнуться, потому что часто это оказывается удобнее, экономичнее и проще. Так, например, в конце мая Санкт-Петербургский государственный университет впервые в России провёл дистанционное тестирование по русскому языку. Прохождение такого устного испытания необходимо иностранцам для получения гражданства, но благодаря технологиям видеомоста ехать для этого в Россию станет необязательно. Планируется, что такое тестирование смогут проходить люди примерно из 20 стран мира.

ГЛАВНЫЕ НОВОСТИ

МЕДИАМЕТРИКИ

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.