«Грамотность — удел не только филологов в очках»: зачем взрослым курсы русского языка
Два года назад в Петербурге появился «Центр грамотности»: здесь взрослых людей обучают правилам пунктуации и орфографии. Его открыли филологи, которые поймали себя на мысли, что им и самим порой сложно разобраться в огромном количестве правил и норм. Соучредители Елена Калинина и Ирина Рожкова рассказывают «Бумаге» о том, как была разработана методика преподавания, каким образом «Тотальный диктант» стал гораздо важнее законов о русском языке и почему взрослым людям не хватает школьных знаний.
Фото: Петр Селиванов
 

«Про нас думают, что мы организовали курсы для гастарбайтеров»

Наша основная идея заключается не в том, как плохо быть безграмотным, а в том, как хорошо быть грамотным. Мы смещаем акценты. Долгое время мы с Ирой работали в журналистике. Естественно, приходили сотни пресс-релизов, в которых попадалось множество ошибок. Получив очередной текст с ляпом от довольно большой государственной структуры, мы в шутку сказали: «Хоть курсы открывай». Так и появился «Центр грамотности». Все возможности у нас были: база, полученная благодаря филологическому образованию, и опыт общения с совершенно разными людьми, приобретенный за годы работы в журналистике. Многие из тех, кто приходит на курсы, ожидают увидеть кого-то постарше, такого сноба от русской грамматики, а видят нас и удивляются. Обычно в преподавании разговаривают сверху вниз, а мы хотели вести занятия в режиме диалога: важно не только то, что я говорю, но и как. В центр приходят люди, уже состоявшиеся в своей области — дизайне, бизнесе, рекламе. А у меня, так уж получилось, дела обстоят лучше с русским языком. Ходит к нам и воспитатель, и коммерческий директор престижной петербургской веб-студии, и основатель рекламного агентства, и специалист по обслуживанию аналитического оборудования. Чиновников пока мало: была женщина из комитета по культуре и редактор из муниципальной газеты.
Мы не отменяем правила, но в то же время понимаем, что против нас работают довольно неприятные стереотипы, сложившиеся у людей в школе
В нашей реальности уже закрепилось несколько негативных коннотаций за понятием «русский язык». Поскольку сейчас актуальна тема трудовой миграции, про нас думают, что мы организовали курсы для гастарбайтеров. К тому же люди боятся, что мы будем обучать их по школьной методике. Мы не отменяем правила, но в то же время понимаем, что против нас работают довольно неприятные стереотипы, сложившиеся у людей в школе. Вспомнить хотя бы, сколько «пятерок» было на класс — это же единицы! Тогда становится очевидно, почему у человека сложилось мнение, что русский язык — это очень сложный и занудный предмет для избранных. К тому же в школе русский язык дается для детского мозга, то есть разбираются те типы конструкций, с которыми человек может столкнуться в этом возрасте. Речь взрослого человека не укладывается в рамки сознания ребенка, и школьная программа далеко не все охватывает. Поскольку и сочинения по литературе писались в основном не по тому, что было для человека действительно важно, у многих взрослых сейчас возникает проблема с изложением мыслей.
Конечно, какие-то лингвистические тонкости я пытаюсь ввести, но ни в коем случае не навязываю. Зато как же было приятно, когда у меня директор бухгалтерской фирмы заинтересовался этимологией
Перед нами стоит задача восполнить, систематизировать и объяснить правила русского языка так, чтоб понял даже «технарь», при этом не перегружая его теорией, — ведь человек хочет получить практический навык, а не лекцию. Конечно, какие-то лингвистические тонкости я пытаюсь ввести, но ни в коем случае не навязываю. Зато как же было приятно, когда у меня директор бухгалтерской фирмы заинтересовался этимологией. К нам приходят даже люди с «патологиями», те, кому в школе говорили, что перспектив у них никаких нет, и буквально через месяц ситуация исправляется. К сожалению, у нас существует такая неправильная система преподавания, когда за ошибки порицают и в людей вселяют страх. А потом человек идет с этим по жизни.  

«Я человек с „пятеркой“ по русскому языку, а у меня остаются вопросы!»

По образованию я филолог-преподаватель, поэтому в плане академической базы по косточкам разбирала все — от старославянского языка до всех возможных граней современного русского языка. И все равно, создавая и редактируя многочисленные тексты, постоянно сталкивалась с вопросами по написанию каких-то конструкций, все время перепроверяла себя и думала: «Елки-палки, я человек с „пятеркой“ по русскому языку, а у меня остаются вопросы!». Я понимала, что в моей голове есть картина из правил русского языка — одни покрупнее, другие совсем частные, но нет основных направляющих, принципов, которые стоят над всеми конструкциями. И, допустим, если я буду пытаться объяснить человеку, далекому от филологии, где сложносочиненное предложение, где сложноподчиненное, он вряд ли меня хорошо поймет, поэтому на курсах я прибегаю к альтернативным способам.
Человек хочет посмотреть, как то или иное слово правильно пишется, он обращается к справочникам, но вообще не понимает, что там написано
Для занятий я составила собственную, авторскую карту пунктуации. Я попыталась собрать все правила воедино и выявить некоторые закономерности. По моей методике, все знаки препинания делятся на две части — разделяющие и выделяющие. Я не использую понятия «сложноподчиненное предложение», принятого в академическом сообществе, я использую понятие «оборот», то есть то, что мы выделяем с двух сторон. «Я увидел, что светит солнце, и обрадовался», — продиктуй это большинству людей, они поставят запятую только перед «что», потому что у них в голове есть сложноподчиненное предложение и две его части. Важно понимать все конструкции как некий оборот, который мы выделяем. Один из сигналов, который гораздо проще найти, чем основу, — это вопросительные слова: что, где, когда, откуда, как. Я часто вижу, что люди перед этими словами запятых вообще не ставят: «думаю, как поступить»; «не знаю, куда пойти вечером». Я объясняю: это вопросительные обороты со словами «как» и «куда», из второй части вы можете сделать вопросительное предложение, значит, запятая ставится. Где-то мы работаем над тем, чтобы обобщить правила, а где-то пытаемся объяснить то же самое по-другому.
Если я буду пытаться объяснить человеку, далекому от филологии, где сложносочиненное предложение, где сложноподчиненное, он вряд ли меня хорошо поймет
Есть еще одна проблема: допустим, человек хочет посмотреть, как то или иное слово правильно пишется, он обращается к справочникам, но вообще не понимает, что там написано. Дело в том, что в большинство книг описывает русский язык как раздел лингвистики. В связи с этим перед нами стоит еще одна задача — издать альтернативное пособие, которое подойдет для любого взрослого человека, не оканчивавшего филфак, и которое поможет решить проблему с написанием слов или пунктуацией.  

«Почему „Тотальный диктант“ работает, а государственные программы — не особо?»

Возможно, наша инициатива стала развиваться благодаря тому, что у людей в последние годы появилась тяга к самообразованию. Это психология нового поколения: раньше мы жили с мыслью, что ты обязан учиться, сейчас ты можешь сам выбирать, чему учиться, а чему нет. Почему, к примеру, «Тотальный диктант» («Центр грамотности» организовал в этом году «Тотальный диктант» в Петербурге — прим. «Бумаги») работает, а государственные программы — не особо? Все дело в психологии: тебя никто не заставляет учиться и не поучает. «Тотальный диктант» — это отличное доказательство того, что грамотность — удел не только филологов в очках. Пишут его совершенно разные люди: от студентов до бабушек. Хотя акция негосударственная, она работает лучше, чем все законы и программы повышения грамотности, потому что, чтобы понять, что же написано в законах о государственном языке, нужно собрать консилиум лингвистов.
Я знаю, что «ВКонтакте» очень трепетно и даже порой строго относятся к ошибкам. Это чуть ли не корпоративная норма — чтобы человек писал хорошо
Акцию «Тотальный диктант» поддерживают в том числе «Яндекс» и «ВКонтакте», и мне кажется, это показывает людям, что писать правильно в современном, информационном мире важно. Любой текст медийной персоны — например, Владислава Цыплухина или Павла Дурова, которые всегда пишут грамотно, — расходится сотнями перепостов. Я знаю, что «ВКонтакте» очень трепетно и даже порой строго относятся к ошибкам. Это чуть ли не корпоративная норма — чтобы человек писал хорошо. Когда мы только-только открылись, один довольно известный в Петербурге копирайтер прислал письмо, где раскритиковал нашу идеологию. Мол, чтобы писать интересные тексты, не обязательно соблюдать все нормы языка, а пунктуация так и вовсе мешает восприятию информации. Поскольку наш Центр занимается еще и копирайтингом, мы ему ответили, что это наша принципиальная позиция — писать грамотно во всех смыслах. Понятно, что не у всех, кто грамотно пишет, получатся хорошие рекламные тексты, но невозможно писать действительно хорошие тексты, не будучи грамотным. На этом диалог закончился, прошло два года, и он записался к нам на курсы.
Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.

НОВОСТИ

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.