Руководство Аничкова дворца рассказывает, что происходит после сюжета НТВ о «секте». Иски к СМИ, реакция родителей и готовность к проверкам

В конце июня в программе «Чрезвычайное происшествие» на НТВ вышел «разоблачающий» сюжет о якобы действующей при Аничковом дворце секте. Его авторы рассказали о сеансах гипноза, «опаивании чаем», «растлевающих» уроках сексуального просвещения и последующих побегах детей из семей. Похожий материал ранее выпустило РИА «Катюша».

В дворце информацию из обоих сюжетов опровергли и готовят иски к этим СМИ. Правдой, по словам администрации, оказался только уход девушки из дома, причем совершеннолетней, и это был единственный случай.

Заместители гендиректора Аничкова дворца Евгения Якушева и Елена Ищенко рассказали «Бумаге», что происходит в нем после выхода сюжета НТВ.

— Как Аничков дворец отреагировал на выход сюжетов НТВ и РИА «Катюша»?

Евгения Якушева: Администрация учреждения возмущена этими сюжетами. Мы готовим иск, будем предъявлять свои претензии к этим СМИ. Будем защищать свои честь и достоинство. Мы считаем, что информация, которая прозвучала [в сюжетах], очерняет наше учреждение. Реагировать будем законным путем.

— В какие-то еще инстанции намерены обращаться?

Е. Я.: У нас нет объективных оснований, чтобы обратиться, например, к уполномоченному по правам детей (Светлане Агапитовой — прим. «Бумаги»). Но мы понимаем, что к нам будут обращаться различные инстанции и организовывать проверки фактов [из сюжетов]. Думаем, что авторы сюжетов хотели этого в том числе добиться.

— В сюжете НТВ говорилось о начале прокурорской проверки, но никаких доказательств этого не приводилось.

Е. Я.: На сегодняшний день никакая проверка в учреждении не проводится. Ни одна инстанция на связь не выходила.

— А с этими СМИ вы пытались связаться?

Е. Я.: Нет, не пытались. До выхода сюжетов никто с нами не связывался, никаких вопросов ни администрации, ни каким-либо другим должностным лицам не задавались. После выхода мы отправили им письмо с уведомлением о том, что мы готовим иск и возмущены этой ситуацией.

— То есть вы не знали, что подобный сюжет готовится?

Е. Я.: Конечно! У нас был факт выявления съемок на территории Аничкова сада, который относится к городской территории. Первой на съемку отреагировала охрана. Охранники подошли, спросили, кто это, что снимают и по какому поводу. Люди не представились как корреспонденты НТВ, сказали: ждите сюжета в передаче «ЧП» на канале НТВ. Опознавательных знаков у них тоже не было.

— На съемку в саду же не требуется разрешение?

Е. Я.: Ну это городская территория.

— Сюжет начинается с некого тренинга с «человеческой многоножкой» из детей, потом в нем показывают кадры со школьных занятий. Что это за видеоряд?

Е. Я.: Видео из самого начала сюжета, по нашему мнению, не имеет никакого отношения к деятельности нашего учреждения. На нем не узнаваемы лица участников, а человек, которого показывают первым, не имеет никакого отношения к учреждению, это не сотрудник дворца. И это не территория нашего лагеря («Зеркальный» — прим. «Бумаги»). Нам непонятно, где были сделаны эти кадры.

Кадры, сделанные на территории Аничкова лицея, на которых занимаются дети, мы узнали. Они были сделаны ребятами во время подготовки к последнему звонку. Скорее всего, взяты из социальных сетей.

— Никто из ребят не сообщал об обращении журналистов?

Е. Я.: Нет. И если вы посмотрите в социальных сетях, ребята пишут, что эти кадры были взяты без их разрешения. Кстати, на официальном сайте НТВ под этим сюжетом в первый же день появился комментарий о том, что видео с тренингом взято с YouTube-страницы какого-то конкретного человека, как мы поняли, девушки. И она говорит, что никакого отношения к нашему учреждению видео не имеет и за разрешением о его использовании к ней никто не обращался. Через сутки этот комментарий был удален.

Скриншот программы «Чрезвычайное происшествие» канала НТВ об Аничковом дворце

— Что вам известно о женщине, которая в сюжетах НТВ и «Катюши» рассказывает о «секте» при Аничковом дворце и побеге своей дочери из семьи якобы по вине лицея?

Е. Я.: Она не называет себя, лица не видно, а о догадках мы говорить не хотим. Но для нас довольно ясно вырисовывается картина. Из 27 выпусков и 1609 выпускников Аничкова лицея был единственный случай, когда ребенок ушел из семьи. Нам это было известно, и наша администрация на эту ситуацию тогда отреагировала. Поэтому мы можем понимать, о ком идет речь.

— Девушка, которая ушла из семьи из-за конфликта с родителями, говорила «Фонтанке», что лицей старался ей помочь. В чем выражалась помощь?

Елена Ищенко: Мы вели образовательную деятельность. Самым главным для нас было, чтобы в этой непростой для Даши ситуации она обязательно получила образование. Она стойко к этому шла. Ребенок очень талантливый. В такой семейной ситуации мы ее, конечно, поддерживали, чтобы она успешно сдала экзамены и поступила в вуз. У нас была договоренность, что мы всегда знаем, что с ней всё хорошо, что она приходит на занятия, сдает домашние задания, готовится к экзаменам.

— Даше удалось выпуститься?

Е. И.: Конечно! Теперь она студентка вуза.

Е. Я.: Она прекрасно закончила лицей, была победителем двух всероссийских олимпиад, очень хорошо сдала ЕГЭ.

— «Катюша» в своем сюжете концентрируется именно на театральной студии. Якобы именно там велись непонятные тренинги. Что это за театральная студия?

Е. И.: У нас уже много лет существует театр юношеского творчества (ТЮТ) — один из старейших коллективов дворца. Когда два года назад шли проверки Аничкова лицея (в 2015 году в Аничковом дворце проводилась проверка по запросу родителей Даши — прим. «Бумаги»), мы отвечали на многие вопросы, представляли документы по образовательной деятельности, по воспитательной работе, по репертуарному плану театра, программному обеспечению. Понятно, что у нас все образовательные программы лицензированы, но тем не менее мы еще раз отдавали их на экспертизу.

ТЮТ — это система, в которой каждый ребенок может почувствовать себя не только актером, но и пройти весь театральный «круг»: это и осветители, и костюмеры, и так далее. Это театр, это коллектив. Существуют родительские собрания, у театра огромное количество выпускников. На сайте в открытом доступе есть программа, планы, расписание студии.

— Театральные методики как-то согласовываются или, может, проходят какую-то аккредитацию?

Е. Я.: Они прописываются в программе. За программу, в соответствии с законом об образовании, несет ответственность образовательное учреждение. Мы получаем внешние рецензии — и делаем это сами, никто нас не заставляет. Мы понимаем степень ответственности, которую несем за любую из наших образовательных программ. Да, здесь есть сложности: система дополнительного образования не имеет образовательного стандарта. Поэтому мы предъявляем очень серьезные требования к программам. Но те, кто занимался в театральной студии, понимают, что там методики отличаются от школьных.

Е. И.: Там применяются игровые методики. Всё время проигрывается ситуация, в которую погружается ребенок. Это те методики, в которых ребенок должен почувствовать и передать свои чувства и эмоции.

— В Аничковом дворце есть журналистские курсы. Может быть, ученики этих курсов как-то комментировали ситуацию? Как кейс с НТВ отразится на обучении юных журналистов?

Е. Я.: Комментариев никаких не было. Всё это пришлось на конец июня, ребята на каникулах. Поэтому нам тяжело сказать, как они реагируют. Идет обсуждение в соцсетях, и мы видим, что ребята, обучающиеся при дворце и в лицее, тоже в нем участвуют. Может, среди них есть и учащиеся нашей журналистской студии «Поколение».

В первую очередь это станет уроком для педагогического коллектива. Мы не вовлекаем детей в различные игры взрослых. Это неправильная педагогическая позиция. Обсуждать это с ними мы не планируем. Но у нас в программах и так есть темы корректности поведения СМИ, правил журналистской деятельности, проверки фактов. Этому обязательно учат детей, которые занимаются в нашей журналистской студии, и обязательно ставятся этические вопросы. Там показывают, что это профессия, требующая к себе уважения, внимания и компетентного грамотного подхода.

— У вас впервые возникла такая сложная ситуация с журналистами?

Е. Я.: Наверное, такой вопиющий случай впервые.

Е. И.: Мы же очень открытые. У нас часто проходят разные мероприятия, праздники. Наоборот, всегда приходят с просьбой: а давайте вместе что-то сделаем.

Е. Я.: Что еще удивляет, эта ситуация с уходом ребенка из семьи произошла два года назад. Все обвинения родителей этой девочки, которые звучат сейчас, звучали два года назад. Тогда они обращались в различные инстанции, которые проверяли нас: и Роспотребнадзор, и прокуратура, и различные межведомственные комиссии комитета по образованию. Все эти комиссии дали свои заключения родителям. И почему сейчас, через два года, когда они уже получили ответы на руки… Почему они тогда не обращались в СМИ?

— Как теперь будет строиться взаимодействие дворца со СМИ?

Е. Я.: Мы будем просто более осторожны. И, может быть, более избирательны. Хотя в данном случае мы не выбирали. Но мы совершенно не намерены отказываться от работы со СМИ, мы готовы, как и всегда, показывать, что происходит во дворце. Будем более критично относиться к тому, как предоставляем информацию.

— Авторы сюжета НТВ с особым интересом зацепились за организацию «Взгляд в будущее», с которой вы вместе делали мероприятие по профилактике ВИЧ. Что это за организация и когда было сотрудничество?

Е. И.: В 2013 году. Сотрудничество длилось не более трех месяцев. Дворец отвечает за многие акции. Это и безопасность детей, и профилактика ВИЧ, наркозависимости. Такие акции проходят по всему городу. Это была городская акция, которая должна была привлечь внимание общественности и детей к этим проблемам. На этом наше сотрудничество с этой организацией закончилось. Эта семья, которая нас обвиняет, и тогда писала во все инстанции про нашу связь [со «Взглядом в будущее»]. Мы уже отвечали на вопросы об этом и предоставляли все документы. Ничего порочащего и ужасного тогда не нашли. Кроме этой акции ничего в наши взаимоотношения не входило.

— На НТВ рассказывали «страшное»: в лицее преподается «секспросвет». В комментариях многие не понимали, что плохого в уроках сексуального просвещения.

Е. И.: В лицее такое не ведется. У нас открыт учебный план, и я думаю, что по комментариям детей и родителей вы увидите, что они возмущены. Как одна мама написала: им [детям] бы со своим планом справиться, с физикой и с математикой. Плюс дополнительные занятия. У нас этого [сексуального просвещения] нет.

— Как вы думаете, для чего вообще были сделаны эти сюжеты?

Е. Я.: Думаем, что говорить о предположениях нет смысла.

— Некоторые люди в соцсетях высказали теорию, что при помощи этих сюжетов кто-то хочет отобрать здание у Аничкова дворца. Кажется, в прошлом были какие-то споры из-за здания. Может это быть связано?

Е. Я.: В СМИ разговоры о зданиях Аничкова дворца, наверно, бывали и не один раз. Связывать эту ситуацию с такими теориями было бы неправильно.

— Какие-то притязания на здания Аничкова дворца когда-либо были?

Е. И.: Официально — нет.

Е. Я.: Это всегда звучало как домыслы.

— То есть официально к вам не обращались?

Е. Я.: Кто к нам обратится? У нас были разные случаи. Памятники предлагали ставить на территории дворца. Но это всегда было на уровне каких-то теоретических представлений и никогда ни до какого дела не доходило.

— РИА «Катюша» и аппарат общественного уполномоченного по правам семьи, который выступает в качестве эксперта в сюжете НТВ, открыто симпатизируют РПЦ. Какие у Аничкова дворца отношения с РПЦ? Конфликтов не было?

Е. Я.: Сложно ответить на этот вопрос. Нам об этом не известно.

— Какие-то негативные последствия были после публикаций о «секте»? Может, студенты что-то говорят или у кого-то были проблемы с самочувствием на этом фоне?

Е. Я.: Нет. То, что пишут в интернете, что у нас кто-то попал в больницу, — это такие же домыслы. Есть обеспокоенные родители, на фоне которых были произведены видеосъемки в саду. Они приходили на прием к гендиректору, им разъяснили их права. Я знаю, что есть обращения родителей учащихся в приемную Светланы Агапитовой. Каких-то еще негативных моментов, наверное, назвать не можем. Тут больше озабоченность.

— Ситуация с сюжетами НТВ и «Катюши» воспринимается вами как трагедия или у вас сохраняется позитивный настрой?

Е. Я.: Тяжело ответить на этот вопрос. Трагедии нет, мы не воспринимаем это как трагедию. Потому что это не наше правило. Иначе дворец не стоял бы 80 лет. Мы понимаем, что за нами стоят дети. Нас греет понимание того, что мы делаем для ребят, что мы делаем для семей Санкт-Петербурга. Какой отклик мы видим от них.

Учреждение выбрало свою позицию в отношении данной ситуации. Мы видим те подводные камни, которых мы не всегда ожидали. Например, запрос «Катюши» на предоставление информации из 40 пунктов. Как будет разворачиваться ситуация, нам не известно.

Е. И.: Очень жалко времени. Сейчас такое замечательное время, чтобы готовиться к новому учебному году.

Е. Я.: Мы же понимаем, что всё равно последуют проверки. Что еще раз — всё с самого начала. Мы еще раз потратим время на то, чтобы предоставить все эти документы. Мне даже жалко времени проверяющих, которые будут изучать те же факты. Наверняка мы будем возвращаться к этой теме в начале учебного года.

Е. И.: У нас в этом году было 80-летие дворца. В течение жизни все как-то, но соприкасались с дворцом: на елку сходили, например, или ездили в «Зеркальный». Почти все жители Петербурга так или иначе либо бывали здесь, либо друзья и родственники у них здесь были. Для каждого жителя Санкт-Петербурга Аничков дворец — это значимое учреждение.

Фото на обложке: anichkov_palace

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.

НОВОСТИ

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.